Мое тотемное животное - волк. Я обнаружила это ещё в юности, когда увлеклась психологией. Он живёт во мне, помогает и иногда высовывает любопытный нос наружу. Я многое прочитала про волков и постоянно в его поведении узнавала себя.
 

Волки миролюбивы в отношении людей. Они никогда не нападают первыми. Они могут часами лежать на возвышенности и наблюдать за жизнью в деревне, просто из любопытства. Они нападают, когда загнаны в угол или защищают своих детей.
Я тоже люблю наблюдать и редко вмешиваюсь. Я люблю людей и обычно прощаю все, что другие помнят годами. Я до последнего оправдываю других, пытаюсь понять их мотивы и принять людей такими, какие они есть. Но если меня загнали в угол, угрожают мне или тем, кто мне дорог, я действую так, что человек сильно пугается. Мне становится неважно, кто передо мной - пол, возраст, статус теряют значение. Я иду убивать, человек это чувствует и сдает позиции. Мне ни разу не пришлось применить прямое насилие, люди все понимают по моему разъяренному лицу и железному тону.

 

У меня волчья верность. Это работает само по себе. Если я в паре, я просто не вижу в других ничего интересного, даже когда я ссорюсь с партнёром. И я всегда бьюсь за тех, кого люблю. Даже если они не правы.

У меня волчья выносливость и терпение. Волки голодают неделями и не ноют. Я могу ждать или делать что-то годами, но не сдаваться.


У меня волчий взгляд. Слишком внимательный и пронзительный. Людям кажется, будто я вижу их насквозь, мне об этом часто говорят. Это конечно не так, но слушать я умею отлично. Слышу и текст, и подтекст, помню контекст, и понимаю, чего на самом деле человек хочет. Я хорошо различаю, когда плачущего нужно пожалеть, а когда построить.


Как и волк, я редко привожу кого-то к своей берлоге. Если мне небезопасно с человеком, я могу с ним общаться, но дома у меня его не будет никогда. Приглашение в гости - это крайняя степень моего доверия.


У меня волчье любопытство. Я часто сую нос куда не просят, а потом весело или в панике удираю задрав хвост в лес.

Моё тотемное животное - волк. Я и сама волк. 


Вчера ты пригласила меня на дачу посмотреть на звезды. Я была рада. Напевала песенки, шутила про погоду и рассказывала анекдоты. Ты смеялась и тоже шутила.
Сначала ты шутила про то, что мои старые друзья - это странно. Потом про мои болячки. Потом про мою профессию. Потом про мои мечты. Потом ты заставляла меня угадывать, какая дача твоя.
Когда я, наконец, спросила, зачем ты меня долбишь, ты ответила, что со мной невозможно разговаривать, потому что я постоянно критикую тебя. Ты припомнила мне упрёк, за который я извинилась уже шесть раз. Я спросила, что я должна сделать или сказать, чтоб ты успокоилась, ведь я уже несколько раз извинилась и признала, что была не права. Ты сказала, что ничего, все забыто, просто ты теперь фильтруешь, о чем можно со мной говорить, а о чем нельзя. Я спросила, неужели я действительно кажусь тебе таким монстром? Ты ответила, что это неважно, что ты воспринимаешь меня целостно, не только эту мою часть.

Я молчала. Если тебе так трудно говорить со мной, зачем ты зовёшь меня куда-то? Я ведь не напрашивалась.


Ты поменяла тему. Заговорила о музыке. Показала свою музыку. Предложила показать мою. Я поставила песню Сургановой и сказала, что эта мне нравится. Ты послушала "Мураками" и задумчиво произнесла: "Скажи, почему гомосексуалисты так часто кичатся своей ориентацией? Почему они обязательно должны кричать об этом на каждом углу и требовать прав?"
И я сорвалась. Я накричала на тебя. Я кричала, что ты задолбала своей гомофобией. Что это натуралы кичатся своей ориентацией, вешают гетероплакаты на каждом шагу, целуются в метро и хвастаются фотками со свадьбы. Что геи в 90% случаях молчат. Что мир разный и нужно просто чуточку шире посмотреть вокруг, чтобы увидеть это. Я кричала: "Останови машину, выпусти меня и забудь обо мне". Ты рулила и кричала, что я опять на тебя нападаю. Я усилием воли закрыла рот, а ты продолжала говорить еще долго. Ты говорила о нормальности нормальной ориентации, о моей агрессивности и ещё о чем-то. Я не очень слушала. Я молчала и думала: "Почему я разоралась, действительно, почти на ровном месте? Можно ведь было спокойно сказать свое мнение, но у меня будто сорвало крышу". Я извинилась за крик. Мы помирились и доехали спокойно.

Я поняла, что на самом деле случилось, только следующим утром.
Я волк. Волк вынослив и терпелив. Но если тыкать в него палкой, он вскочет и откусит тебе руку вместе с этой палкой.
Это, конечно, несправедливо. Ты играешь, а он тебя делает инвалидом. Но это его природа. Волк не терпит клеток, издевок и тычков.
Все просто. Ты видишь волка, знаешь, что это волк, ты в курсе, кто такие волки. Не надо тыкать в волка палкой. Даже в шутку.


26.07.2020