LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Навсегда
http://lesboss.ru/articles/894/1/Iaanaaaa/Nodaieoa1.html
марта я.
Поисковик говорит что слово "нежность" на одной моей странице встречается 49 раз. А еще я люблю начинать тексты со слов "у меня внутри" и слова "ты".  
От марта я.
Опубликовано в 6/05/2009
 
Решаюсь. Подхожу к телефону и набираю твой номер. Номер, который я, кажется уже никогда не смогу забыть.

***
***
Решаюсь. Подхожу к телефону и набираю твой номер. Номер, который я, кажется уже никогда  не смогу забыть. Долгие гудки, понимаю: тебя никогда нельзя было застать дома сразу... Перед глазами проносится твоя квартира: старинный подзеркальник  с уймой кисточек, баночек, коробочек и побрякушек, которые я так любила перебирать в руках в свободные минуты... столик на кривых ножках, который ты "принесла буквально с помойки и совсем недорого отреставрировала, представляешь?!", церковные книги и молитвенник лежат на нем. Внезапно включается автоответчик и твой голос такой родной и слегка забытый  произносит: "Здравствуйте. Оставьте, пожалуйста, свою информацию и я свяжусь с вами. Пока!" Каким бы официальным не было послание, твой голос мгновенно превращает его в любовную записку, а это шаловливое "пока", забавным бесенком проносящееся в сознании, просто сводит меня с ума.
Я начинаю говорить...

***

Сегодня ты мне снилась. Представляешь? Столько лет прошло, а ты все еще приходишь в мои сны, переворачивая все то, что казалось бы давным-давно устоялось. Во сне я снова была с тобой, говорила с тобой и даже! - чего никогда не случалось в жизни - мы целовались... Да, да, да... ты сама поцеловала меня: властно и нежно, обдавая терпким ароматом Вечности (недаром Eternity - твой любимый запах), ты размазывала по лицу мою ярко-алую помаду и с наслаждением целовала меня, освобождаясь от всех запретов обоих миров. В этом сне я снова оказалась в твоей машине, и снова удивлялась твоему потрясающему умению быть хозяйкой даже там, где ты "одна из многих". Ты - личность, ты - сильная, ты - исключительная. Ты никогда не будешь одной из, а только самой собой. лучшей! и все мужчины и женщины будут сходить по тебе с ума и ненавидеть тебя. а я - одна из них.

***

Это случилось много-много лет назад. Мне было, мне было всего 15. Одна встреча с тобой изменила всю мою жизнь и до сих пор я помню почти каждое мгновение, которое мы провели вместе и почти каждое слово, сказанное тобой...
Да, я знаю, я давно уже не та неуклюжая девочка с двумя нечёсаными хвостами в пояс, которую папа привел на твою выставку в ЦДХ. Помню, я долго выбирала, что одеть и остановилась на голубых джинсах-резинках и коротком розовом свитере. Воткнула в уши плеер, - без которого тогда не выбиралась даже в магазин, - и отправилась на ту самую встречу. А еще, в тот день папа подарил мне Карлсона - теперь это самая любимая игрушка у моей дочери!... И вот с этим Карлсоном в обнимку и за руку с папой, смешная девочка в очках с толстыми линзами стояла под твоим беспощадным взглядам и мечтала провалиться под землю.
Наталья Никитична, - твердо и с достоинством произнесла ты, откровенно и с интересом разглядывая меня. потом довольно бесцеремонно подтащила к себе и чмокнула в щеку.
я угрюмо молчала и внутренне сопротивлялась твоему обаянию.
А это Машенька, моя дочка - масляно улыбаясь, процедил мой папочка вместо меня.
Не Машенька, а Майя - буркнула я и смутилась. Вот уже несколько лет этим дурацким домашним "Машенька" меня называли только родители. Но и для тебя я так и останусь на всю жизнь маленькой Машенькой в очках и с Карлсоном в обнимку.

***

В то утро я приехала к тебе, чтобы ехать в посольство и подавать документы на визу. Я уже знала, что нам предстоит провести вместе две недели в Испании, но еще не знала радоваться этому или огорчаться. По дороге я заговорила о религии. Я еще не знала, что напала на твою любимую тему. Мы проговорили не один час в очереди у посольства и, когда расставались, чтобы ехать по домам, то твой неизменный при встрече и прощании "чмок в щечку" уже не показался мне таким уж неприятным.
В следующий раз я приехала к тебе в гости с папой. Это было незадолго до запланированной поездки в Испанию. В прихожей нас встретила симпатичная девушка с ярко восточной внешностью. Ты еще не вставала. По всему было видно, что Марина  провела здесь ночь и чувствует себя в этом доме вполне уверенно. Я исподволь разглядывала ее хрупкую фигурку и то, как она зашнуровывает высокие сапоги, сидя на ступеньках, ведущих в кухню. Легкий укол ревности в сердце. Внезапно мое внимание переключилось на... Нет, это не может быть женщина, это нимфа, фея, что угодно, но не реальный человек из плоти и крови. В ночной рубашке, похожей скорее на эфемерное облако, чем на человеческую одежду, в ночной рубашке, сквозь которую явственно просвечивали контуры ослепительной белизны тела, в одной ночной рубашке, босиком ты проплыла к выходу, чтобы обнять свою подругу и попрощаться с ней. Я видела, какими спокойными остались ее глаза, я видела, как маслянистые огоньки вспыхнули в глазах моего отца, но я могу только догадываться, какой адский пламень бушевал в моих глазах, когда все взгляды устремились к тебе.
Потом мы пили чай и строили планы на предстоящую поездку. Казалось бы, все как всегда - обычная беседа обычных людей. Лишь одно было совсем не как всегда - я влюбилась. Я влюбилась в женщину. Я влюбилась в тебя.



***

Две недели в Барселоне пролетели незаметно. Из серой мышки в очках твоими усилиями я превратилась в соблазнительную молодую девушку с ухоженными волосами цвета мокрого дерева, в короткой джинсовой юбке, облегающем топике и стильных ботинках на плоской подошве (я до сих пор из всей обуви предпочитаю именно эту модель!) Очки исчезли, вместо них появились зеленые контактные линзы, которые делали мои глаза еще более бесовскими, чем они есть. Мы обошли весь парк Гоэль, мы любовались Саграда Фамилия и часами бродили по El Corte Ingles, выбирая белье друг для дружки. По началу я стеснялась: ты заходила в мою кабинку как раз в тот момент, когда я мерила новый лифчик или сексуальные трусики, предназначавшиеся лишь для взоров пока несуществующего ухажера. В зависимости от настроения, ты смело критиковала мою фигуру или отвешивала  дерзкие комплименты уже заметной развившейся груди.  Кажется, все таксисты Барселоны уже изучили нашу парочку: всюду и везде мы ходили, держась за руки, запрыгивая в машину, я немедленно вешалась тебе на шею и покрывала тебя поцелуями уже не переставая до того самого момента, пока не приходило время выйти. Уже потом ты говорила, что ужасно стеснялась моей агрессии, но тогда мне казалось, что мы абсолютно счастливы...
Там же, в Испании, я узнала, что ты спишь с моим отцом...

***
Я звонила тебе каждый день. Ровно в 9 утра. Звонила, чтобы сказать,  что как и прежде люблю тебя. Странное дело, но мы до сих пор были на "вы". Точнее ты-то, безусловно, говорила мне - ты, но я, трепеща и бледнея, цедила каждый раз суровое и сухое "Наталья Никитична".
Я знала все переулки в твоем районе, потому что на любое свидание приезжала за час и бродила
вокруг да около, чтобы ровно в назначенное время подняться на твой девятый этаж в элитном доме между Остоженкой и Пречистенкой и, едва держась на дрожащих ногах, нажать кнопку звонка.
Я знала все твои запахи, потому что, уезжая от тебя по утрам, неизменно выливала на себя полфлакона твоей воды, чтобы весь день мысленно кутаться в твои объятия.
Я жила у тебя месяцами и больше всего на свете обожала носить твою одежду, потому что она напоминала мне о ласковых руках, которые встречали меня у порога, обнимали, когда мы вместе смотрели вечерами видак и готовили всякие вкусности  - только для нас двоих!
Я объездила с тобой все Подмосковье, и все праздники проводила на дачах у твоих друзей, вызывая постоянное недовольство родителей моим поведением. Я научилась выбираться из любой точки Москвы, ближнего и дальнего Подмосковья, где ты порой бросала меня просто потому, что тебе "срочно надо по делам".
Я научилась со вкусом одеваться и тратить деньги, строить глазки и наносить макияж. Ты приносила в мою жизнь лоск московской богемы. а я в твою - холодный ветер улиц и любовь детского сердца.
У тебя не было детей, а у меня была ты. В шутку я называла тебя "мамочкой" и мы были счастливы. Я старалась не замечать твоих любовников и не думать о том, как сладко было бы провести хоть одну ночь в твоей постели. Мы были счастливы.

***
Прошло совсем немного времени, прежде чем я повзрослела, и поняла, что надеяться мне не на что. Мои тетрадки были исписаны стихами о тебе, мой пейджер переполнялся твоими посланиями, мы, как и прежде, были подругами. Ты была заботливой «мамочкой» и верной подругой. Ты знала все мои секреты. Ты одалживала мне свои вещи для походов на дискотеки. Ты была первой, кто отвел меня к гинекологу – впоследствии, эта добрая тетечка будет моим постоянным врачом и именно она, скажет мне о том, что у меня будет дочь…
В тот же день мы с тобой впервые поссоримся сильно и надолго. И проживем в разлуке почти два месяца. Два месяца, за которые  я  окончательно пойму, что уже никогда не смогу забыть или разлюбить тебя. Два месяца, за которые я окончательно пойму, что мы никогда больше не будем так близки как были.
Я позвоню тебе, чтобы сказать, что замужем и жду ребенка.  Мы помиримся, а ты будешь волноваться за мою беременность. И ждать мою доченьку едва ли не сильнее, чем я сама. Мы, как и прежде будем целоваться при встрече и при прощании, но уже никогда не кинемся, друг другу на шею так беззаветно и искренне, как тогда, когда я еще была маленькой девочкой.
Мои звонки станут раздаваться в твоей одинокой квартире все реже и реже. А позже и совсем смолкнут. И, когда однажды через много лет, я все-таки наберу твой номер, то  лишь длинные гудки и смешливый голос на автоответчике будут мне наградой.
И несмотря ни на что я верю, что однажды я снова с замиранием сердца поднимусь на девятый этаж, чтобы нажать кнопку твоего звонка и, как прежде упасть в твои объятья.  И впереди будет долгая-долгая жизнь…