LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Грани любви
http://lesboss.ru/articles/89910/1/Adaie-epaae/Nodaieoa1.html
Арабеска .
Открыта для дружбы 
От Арабеска .
Опубликовано в 3/07/2021
 
Приключения двух подруг.

Стр 1

Иногда позволяю себе пофилософствовать. Обычно, оставшись наедине с собой. Не люблю посвящать других в свои мысли. О чём? Что первым придёт в голову. С улыбкой подумала о любви. Недавно прочитала, что существует пять граней любви: желание, вдохновение, боль, нежность, жалость.

Желание не стоит путать с похотью. Оно нуждается в воле другого человека, взаимодействует с его желанием(нежеланием) и исключает насилие.

Получается, что «я желаю чужого желания, которое желает меня».

Вдохновение. Ну с этим всё понятно, чувствуешь себя окрылённой.

Боль. Дойдя до этой грани я задумалась. Странно, но боль, вызванная другим человеком, может пробудить любовь к нему. Как и причиняя боль, можно полюбить свою жертву.

Мои размышления прервало сообщение — пришло приглашение из Италии на презентацию в Милане ювелирного дома Bvlgari . Два дня я буду демонстрировать на себе часы и украшения. Это моя работа.

Желающих стать амбассадором, чтобы представлять бренд в позитивном свете и тем самым способствовать повышению узнаваемости бренда и росту продаж, предостаточно. Ведь не надо ходить по подиуму. Всё гораздо тоньше и изысканнее. Светский ужин, посещение концерта в театре Ла Скала. Подробности узнаю на месте. Главное — иметь привлекательную, запоминающуюся внешность и умение держаться на публике.

Моя внешность для меня не играет особой роли. Окружающие считают красивой — их дело. Лично я больше ценю интеллект и самодостаточность. К тому же недостатков в моей внешности предостаточно. Я очень бледная, кожа тонкая. Если меня кто-то схватит за руку, то следы от пальцев в виде синяков — гарантированы. Поэтому не терплю, когда ко мне прикасаются. И не люблю плотный макияж, лицо должно быть живым. Визажисты, которые работают со мной — знают, что предпочитаю натуральность. Сложно следовать собственным принципам, потому что я — актриса. Это моё призвание и основной источник дохода.

Перешагнув тридцатилетний рубеж (мне тридцать два года), снялась уже в двадцати картинах. К сожалению, в России не умеют писать хороших сценариев. По-настоящему крутые проекты крайне редки. Если ожидать только их, то можно вообще перестать сниматься. Широкой известности фильмы с моим участием не получили. От совсем фиговых проектов сама отказывалась. Однако предложения регулярно поступали. Две-три ленты в год, участие в рекламах и сериалах.

Поездка в Милан запланирована через месяц, а перед этим путешествие в Канны по приглашению Дома Dior. Компанию мне составит моя лучшая подруга. Она же единственная. Нас увидели в одном сериале, где мы играли родных сестёр. Прислали приглашение, чтобы я и Аня представляли их бренд.

Им понравилось наше внешнее сходство и что играем в тандеме друг с другом, а не отдельно каждая. Издали нас можно даже спутать. Только у Ани зелёные глаза, а у меня — голубые. И она на два года моложе. Если присмотреться, то Анна — более тёмная шатенка, чем я, и губы у неё почти как у Джоли. Лицо Анны кажется по-мефистофельски загадочным, хотя это глубокое заблуждение. Аня — открытый и откровенный человек.

Во время съёмок мы сдружились. Оказалось, что у нас много общего. Любим шопинг, правда не ради самих походов в магазины, а для создания определённого образа. Подбираем разноплановые вещи, позволяющие быть всегда разными и стильными.

Сопровождение друг друга помогает объективно оценить особенности фигуры и цветотип каждой из нас, как бы со стороны. На самом деле это очень важно, ведь цветотипирование помогает выглядеть эффектно и интересно, прилагая минимум усилий. Советуемся между собой, прежде чем сделать безошибочный выбор в пользу того или иного платья, юбки, делового костюма. Мы верим в то, что одежда, как макияж, причёска меняют человека. Меняется не только внешность, но и настроение, самоощущение. Возникает гармоничный баланс между внешним и внутренним «я».

Сближает нас и то, что каждая из нас владеет двумя иностранными языками (английским и немецким), имеем склонность к аналитике и тягу к приключениям.

В чём разные? Она — представительница типа «Лето», я - «Зима». Аня чистейшей воды экстраверт, в отличие от меня — интроверта в квадрате. Она периодически занимается в зале с личным тренером, ходит на антигравити-йогу, где занятия проходят в специальных гамаках. Любит застолья, жирную пищу(от одной мысли об этом — меня передёргивает от отвращения), крепкие алкогольные напитки . По мне так - холодная родниковая вода лучше вина, а компании… Отдаю предпочтение книгам в любое время и в любом месте. В детстве читала всё подряд. Повзрослев — выборочно и более вдумчиво. Полежать с книгой на диване, закутавшись в шотландский клетчатый плед — это ли не блаженство? По мне так лучше, чем тусоваться в ночных клубах.

Анна не оставляет попыток вытащить меня туда, только я неизменно отказываюсь. И так устаю после всех съёмок, Ещё - выставки, презентации, мероприятия. Трудно поддерживать с бешеный темп, чтобы попасть в современные визуальные ритмы. Порой просто хочется погрустить по какой-то далекой детской мечте, по запаху свежескошенной травы, сочным, сорванных на рассвете вкусных ягодам, туманам над озером, понимая, что на это нет времени. График составлен на месяц вперёд. И если есть свободное окно, то оно предназначено для работы.

- Ты — декадентская женщина, - заявила Аня, зайдя ко мне после очередной вечеринки. Подобным утверждением развеселила меня. Это с моими-то смешинками в глазах и чуть ироничной улыбкой!

- Твой бледный лик, прозрачность кожи, усталый вид. Разумеется, не от проблем со здоровьем. В тебе присутствуют все характерные черты декаданса: апатия, неприятие жизни, эстетика упадка, культ красоты и мистический эротизм - язык подруги начал заплетаться. Она уснула, прикорнув на диване.

Перебрала, но в чём-то она безусловно права. Предапокалиптическое настроение возникает у меня регулярно. При этом, я бодра и здорова, хотя кажусь усталой. Но это всего лишь маска -предостережение, чтобы не лезли ко мне.

Размышляя дальше, я бросила мимолетный взгляд на себя в зеркало. Ожидаемо, предательская морщинка между бровями вновь появилась. Услышанное от подруги, заставило недовольно нахмуриться. Ведь под внешней хрупкостью у декадентов - женщина воспринимается как сильная биологическая воля, которая подминает под себя. Неужели я такая в понимании Анны? Их идеал — бесплодное, рафинированное существо, которое красиво курит и пьёт зеленоватый горький абсент. Я не курю и практически не пью. И Анна это знает. Декаданс — сродни неуверенности. Ты ничего не можешь изменить в этом мире, можешь лишь следовать течению и быть подвластным воли, которая нами управляет. Согласна ли я с этим? И — да, и — нет. Изменить можно, только есть ли в этом острая необходимость?! Но это всё абстрактные материи. Вернёмся к нашим баранам. Они почему-то считают, чем больше в тебе биологической воли, тем меньше в тебе творчества и духовности. Хм, церковники должны таких инфатилов на руках носить, как и иностранные разведки. Слабых ведь легко сделать своими послушными рабами.

Я стянула с подруги новое, безумно дорогое платье и прикрыла её пледом, а затем пошла спать. Ночью Аня проснулась и пришла ко мне в постель.

- Пусти к себе под одеяло, я замёрзла, - жалобно попросила она.

- Пустил зайчик лису к себе в избушку, а она его выжила, - пробормотала я, подвигаясь на кровати и уступая нагретое место.

В мае уже стали слабо топить, в квартире реально прохладно.

Аня шмыгнула под одеяло, прижалась ко мне и замерла, обвив своими ногами мои.

Ступни у неё ледяные, поэтому терпеливо ожидала, когда она согреется. Потом повернулась к ней спиной и моментально заснула.

Утром лечила, страждующую после похмелья подругу. Пыталась приободрить, впавшую в меланхолию Анюту. Она крутила в руках кофейную чашку с ароматным напитком и смотрела на меня, страдальчески сдвинув брови. Вид у неё настолько трагичный, что мне стоило немалых усилий сдержать улыбку.



Стр 2





Канны.

Элегантные платья, аксессуары, изящные украшения - всё от прославленной фирмы. Компания предоставила в наше распоряжение своего лучше визажиста — Джейми Кумбса.

- Сделаем акцент на губы, - произнёс он, взглянув на меня. - Откажемся от румян. Лишь подчеркнём вашу аристократическую прозрачность кожи. Вам повезло родиться с такой запоминающейся внешностью. Красивые голубые глаза, тёмные волосы, высокие, чётко выделенные скулы и чарующая, загадочная улыбка. Если бы я был портретистом то запечатлел бы ваш облик на холсте, воспользовавшись леонардовским сфумато. Ласкающий взгляд, слегка приоткрытый рот, лёгкая, словно ветерок, улыбка — в едва уловимой дымке, смягчающей контуры лица и тени.

Слова маэстро, пропустила мимо ушей. Привыкла к лести. Она на меня не действовала.

«Определённо, тщеславие — мой самый любимый из грехов», - вспомнила реплику Джона Милтона в исполнении Аль Пачино из фильма «Адвокат дьявола». Почему так? Всё из-за того, что кажется безобидным. Вот только не стоит забывать, что у тщеславия есть большой минус. Человек расслабляется и становится уязвимым.

С любопытством прислушалась, что визажист скажет об Ане. Полагала — рассыпется комплиментами её глазам, губам, однако Кумбс обратил внимание на Анин нос.

- Прямой нос с лёгкой горбинкой, как у вас говорит о том, что вы добры, ранимы и чувствительны. Вас легко обидеть из-за высокой степени восприимчивости.

- Верно, - согласилась Анна, - но вы что-то не договариваете.

- Вы далеко не так просты, несмотря на милый облик. При необходимости манипулировать людьми вполне способны. И к тому же, очень искусно.

Аня при словах визажиста покраснела и, обернувшись, посмотрела на меня, словно ища поддержку.

- Бывают ведь исключения из правил, - я не могла не откликнуться.

- Бывают. Вот о вашем характере сложно что-то определённое сказать. Ангельская внешность и чёртики в глазах...

- Благодарю. Весьма познавательная информация из уст специалиста, - поставила я точку в разговоре. Опустила ресницы, зная, что чёртики в моих глазах уже не веселятся, а схватились за вилы.

Демоны внутри нас? Впрочем как и ангелы. Когда была в США, то заинтересовалась научными исследованиями Антонио Ранжела из Калифорнийского технологического института. Он заявил, что: в нашем мозге есть области, которые находятся в постоянной борьбе за право контролировать поступки людей. Эти области назвали «ангел» и «демон». Первый несёт ответственность за самоконтроль и слабую волю. Именно от него идут колебания, сомнения и нерешительность. А «демон» вызывает непреодолимое желание попробовать, рискнуть без оглядки на последствия.

Визажист слишком близко подобрался к красной черте. Моё раздражение было готово излиться наружу. К счастью, этого не произошло. Он закончил работу, и мы ушли, чтобы дефилировать среди остальных, кому посчастливилось попасть сюда.

Наслаждались царящей атмосферой, мечтая, что какой-нибудь маститый режиссёр заметит нас и предложит роли в оскароносном фильме.

Мечты сбываются, правда, не совсем так, как бы хотелось.

К нам подошёл мой старый знакомый — Хью Фрэйзер. Бывший актёр, который переквалифицировался в режиссёры, когда его перестали приглашать сниматься. В молодости он был чрезвычайно хорош собой — голубоглазый шатен с лучезарной улыбкой. Его смазливая внешность действовала на женщин неотразимо. Они ходили смотреть фильм исключительно ради него. Этим вовсю пользовались в киноиндустрии.

Со временем, когда Фрэйзер стал стареть, а красота померкла, ряды поклонниц поредели. На смену ему пришли другие красавцы с улыбками от первоклассных стоматологов. Его стали всё реже снимать, а когда вскрылось, что он посещает бордели и проводит время с проститутками, то звезда Хьюго окончательно закатилась. Вот тут Фрэйзер и решил попробовать себя в режиссуре. Гонорар он брал умеренный, поэтому его приглашали возглавить малобюджетные картины.

Мы с ним познакомились на съёмках в США, где я получила роль в одном из таких фильмов. Продюсеры экономили на всём. Гонорар мне предложили мизерный, но понадеялась, что меня увидят и запомнят в Америке.

Картина с треском провалилась в прокате. И хотя мою роль отметили положительно, я даже удостоилась похвалы зрителей и критиков, фильм это не спасло.

Вернулась в Россию, а Фрэйзер в Англию. И вот, спустя пять лет новая встреча.

- Привет, Юлия! - радостно осклабился он и полез обниматься. Терпеть не могу фамильярность. Вне съёмок только Анне дозволяется прижиматься ко мне. Скрыв недовольство под приветливой улыбкой, отметила перемены произошедшие с Фрэйзером.

Одетый в дорогой костюм, выглядел ещё более потасканным и постаревшим. А ему всего пятьдесят пять лет.

- Привет, Хью! Познакомься, это моя подруга Анна.

Анна, это мистер Хьюго Фрэйзер, режиссёр.

- Для вас просто Хью, - лучезарно улыбнулся он, поднося руку Анны к губам.

Фрэйзер никогда не упускал шанс показать себя истинным джентльменом.

- Ты ещё не бросил режиссуру? - поинтересовалась я из вежливости.

- Нет. Без ложной скромности заявлю, что преуспел на этом новом для себя поприще. И хотя меня по-прежнему приглашают сниматься, вынужден отвечать отказом, так как работы много.

Сейчас снимаю трейлер, небольшой видеоролик на историческую тему. Сцены со статистами уже отсняты.


Услышав это, я улыбнулась, Фрэйзер брался только за те проекты, где можно было обойтись небольшим числом артистов. 

- Приехал сюда, чтобы найти двух молодых актрис.
И какое совпадение! Встретил вас, а вы идеально подходите на роль моих героинь. Юлия, я не забыл нашу совместную работу. Вы тогда поразили меня. Есть актеры, умеющие выразить состояние героя, не прибегая к каким-то всплескам эмоций, а лишь выражением глаз, легким движением губ, поворотом головы - и вы принадлежите к их числу. Прошу вас, не говорите, что вы заняты, не разбивайте мои надежды. Всего неделя на острове Джерси в замке Елизаветы. Гонорар…

Он на салфетке нарисовал цифру с красивым количеством нуликов.

Чуть не присвистнула от удивления, когда бросила взгляд туда. Впечатлило.

Мы переглянулись с Аней. Предложение выглядело заманчиво. И мы как раз свободны. До Милана ещё время есть, а подруга в кои веки получила долгожданный отпуск.

- Какая роль отводится нам в проекте? - поинтересовалась я. Слишком щедрое вознаграждение за неделю работы...

Разговор мы продолжили в кафе. Фрэйзер начал с истории, которая должна быть отражена в трейлере.

- Замок Елизаветы расположен на небольшом скалистом островке в бухте Сент-Обин рядом с островом Джерси. Во время отлива до него можно добраться пешком, во время прилива – на пароме.

Строительство замка началось во времена правления Елизаветты Тюдор.

В конце восемнадцатого века, французы под командованием барона Филиппа де Рюллекура высадились в Сент-Хельере и захватили прямо в постели губернатора Моисея Корбета.

Де Рюллекур, многократно преувеличив численность французов, пригрозил сжечь город, перерезать жителей, а самого губернатора вздёрнуть на рее, если гарнизон не капитулирует.

Корбет, не в силах установить истинную ситуацию, подписал указ о капитуляции.

« Просто спасал свою шкуру», - похоже, эта мысль пришла мне с Аней одновременно, когда мы с ней переглянулись.

Фрэйзер неторопливо продолжил:

- Британский офицер Фрэнсис Пирсон, подозревая, что у Рюллекура лишь небольшие силы, принял командование в отсутствие Корбета и предпринял контратаку, что привело к решающему сражению, в котором британские войска одержали победу. Но сам был убит выстрелом в сердце. Рюллекур скончался от ран днём позже.

Заказчик — канадский миллионер распорядился отразить это событие в ролике, решив сделать его более красочным.

- Прибавить то, чего не было.

- Именно так, Юлия. По сценарию, барон вызвал на поединок Пирсона.

Тот его принял. Противники скрестили клинки, и англичанин ранил француза.

Видя это, возлюбленная Рюллекура выстрелила прямо в сердце Пирсону.

Но это не спасло французов от разгрома. Когда раненый барон лежал в трактире, к нему проникла невеста Пирсона — и убила его, отомстив за смерть жениха.

- Короче, все умерли, - подытожила я. - Впрочем, кто платит, тот и заказывает музыку. Про себя добавила, что у богатых свои причуды.

- А мне понравился сценарий. Это куда интереснее, чем просто пальба враждующих сторон, - сказала моя романтичная подруга.

- Как видите, ничего сложного. Никакого текста не нужно произносить.

Главное требование — естественность и обаяние.

От голливудской улыбки Фрэйзера тонкие лучики морщинок собрались вокруг его, выцветших от времени, глаз.


Стр 3

В Каннах больше делать нечего. Презентация закончилась и оставаться здесь не имело смысла. Оплачивать дальнейшее наше пребывание фирма не будет. Да и никаких особых достопримечательностей, способных нас задержать, нет. Мы уже всё посмотрели. Музей в старой крепости, Дворец фестивалей. Храм Михаила Архангела, возведённый на средства русской диаспоры в конце девятнадцатого века, к сожалению, оказался закрыт. Хотя там до сих пор проводятся службы, вот только количество прихожан уменьшается с каждым годом.

Набережную Круазетт с её голубыми креслами мы исходили вдоль и поперёк, в креслах тоже посидели, любуясь закатом. Обошли все магазинчики. Побывали на острове Сент-Маргерит, где томился самый загадочный узник — Железная Маска. Кто он? Вряд ли теперь узнаем.

Пожалуй, больше всего меня впечатлил подводный музей, который расположился на дне моря всего в ста метрах от Сент-Маргерит.

Мы с Аней почувствовали себя настоящими дайверами, побывав в нём. Хотя глубина там всего три метра, и мы использовали для погружения обычную маску и трубку.

Шесть бетонных двухметровых голов поджидали нас там. Скульптуры изображают лица местных жителей, в том числе и восьмидесятилетнего старика. Невольно стало не по себе, когда увидели их. Словно великаны высунули головы из песка, чтобы взглянуть на тех, кто потревожил их покой.

И у каждой скульптуры двойное лицо. Лица разделены на две части разного размера. Большая половина словно маска для более миниатюрной части. По замыслу автора скульптур — это своего рода метафора морской среды. Большие половины выглядят сильными и стойкими. А на самом деле нуждаются в защите, что нашло отражение в маленьких половинках.

Я подумала, что люди очень похожи на море. Особенно женщины. И в каждом человеке тоже две половинки: сильная и слабая.

Море! На него можно любоваться бесконечно. Здесь оно ультрамариновое. Обожаю этот цвет. Он как морская пучина, манящий и умиротворяющий. Но не сидеть же на берегу бесконечно!

Релаксация это хорошо, однако надо думать о хлебе насущном. Так почему бы немного не подработать, а заодно побывать на Нормандских островах?

Поэтому вместе с Фрэйзером отправились на съёмки.

Полагала, что на поезде доберёмся до Парижа, а оттуда до Джерси.

Хью удивил, пригласив лететь в частном самолёте. Спонсор явно не мелочится.

Фрэйзер — неисправимый бабник. Во время полёта осыпал нас комплиментами. Меня позабавили его высказывания о женщинах.

- Настоящая женщина должна быть внешне хрупкой и невесомой, - заявил он.

Похожа на вейлу, только с сильным, волевым характером. Вы знаете, кто такие вейлы?

- Это мифическое существо, - ответила Аня.

- Существо, в спокойном состоянии похожее на обворожительную женщину. Голос вейлы, её пластика движений, взгляд вынуждают смотреть на неё, словно на диво дивное, - добавила я.

- Верно. Добавлю, что это соблазнительницы из Восточной Европы, - Пол лукаво улыбнулся. - Их бледная кожа, яркие глаза, пленительные губы завораживают, а голос заставляет подчиниться. Дар обворожения они используют для покорения и управления мужчинами.

«Хоть невидимкой буду я,

Твой взор почувствует меня,

Как то, что прежнею порой

И было, и опять с тобой;

И в тайном ужасе твоём

Когда посмотришь ты кругом, -

Ты удивишься, что уж я

Пропала, как и тень твоя;

И будешь ты от всех таить,

Под чьею властью должен жить».

Я процитировала, переведя на английский для Пола фрагмент стихотворения Ивана Козлова.

Эффект превзошёл ожидания.

Фрэйзер смотрел на меня, словно загипнотизированный.

- Знаете, Юля, - наконец он пришёл в себя.

- У вас удивительно-завораживающее лицо. Вы, действительно, похожи на вейлу. Секрет вашего очарования не только в глазах, но и в игре рельефа скул, мягкости улыбки...

Старина Хью сел на своего конька. Дамский угодник, что с него взять.

Мне стало скучно. Лучше бы рассказал об остальных участниках.

Распросить не успела. Самолёт прибыл к месту назначения.

Встречать нас вышла эффектная блондинка с модельными параметрами. Её длинные волосы развивались на ветру. Светло-серый брючный костюм под цвет её глаз идеально вписывался в образ деловой женщины. Славянская внешность выдавала в ней нашу соотечественницу.

- На ней брючный костюм Saint Laurent, - с лёгкой завистью сообщила мне Аня.

- Неужели! - рассеяно протянула я. - Ты не узнаёшь её, это ведь Кира Хвостова!

Аня промолчала. Разве они раньше не пересекались на вечеринках, на которых тусовались? Даже вроде снимались в одной картине, или я что-то путаю... Нежелание подруги узнавать Киру показалось мне весьма странным. Одно время Кира пользовалась большой популярностью. Я ещё только грезила о кино, когда она уже блистала на экранах. Постепенно стала ремесленницей, зарабатывающей деньги. А ведь для актрисы очень важно сохранить собственную индивидуальность в мире «гламура» и борьбы за деньги без души.

Безусловно, наша профессия зависимая, поэтому не стоит сидеть и ждать "своего" режиссера. Надо работать и в сериалах то же. Однако не стоит увлекаться довольно однотипными ролями стерв, выходить в тираж.

Неразборчивость Киры, вытекающая из желания максимально заработать на вершине популярности, понятна. Только её стало так много, что зрителям постепенно приелось, как их любимица каждый раз одинаково кривит губы в усмешке, её неизменный холодный взгляд, скрытое высокомерие за расточаемыми улыбками и железные нотки в голосе. Всегда с одним лицом для всех ролей и эмоций.

Да и нагрузка плохо сказалась на Кире. Из-за желания везде успеть довела себя до полупрозрачного состояния и почти мертвенно-болезненной внешности. В кулуарах театра шептались, что она увлекается БДСМ.

Потом Кира пропала с радаров. И вот оказалась здесь.

Прямой пронзительный взгляд её скользнул по мне и Ане. В красивых лисьих глазах промелькнула усмешка.

- Кира, оператор, - приветливо улыбнулась она. - Здравствуй, Юлия! Рада тебя видеть. Восхитительно выглядишь. Укоротила волосы до плеч, тебе идёт. Аню она упорно игнорировала.

«Чему так радуется?» - подумала я, отмечая её оживление и чрезвычайную любезность. Так как мы с ней были шапочно знакомы, то обращалась она в основном ко мне, а Аня оказалась, словно в стороне.

Я взяла подругу за руку, получив в награду её благодарный взгляд и недовольную гримасу от Киры. Королева экрана решила осчастливить вниманием менее известную актрису, а я не пищу от восторга.

А дальше начались странности. Фрэйзера, как подменили. Любезность его улетучилась, отошёл на задний план, умыл руки, отдав нас Кире на растерзание. При этом выглядел чрезвычайно довольным. Причина для этого? Два варианта ответа. Первый — он рад, что благополучно добрался до места. Многие ведь боятся летать.

Второй — доволен тем, что нашёл двух дурочек, клюнувших на высокий гонорар. Надеюсь, он нас привёз не на негритянский остров из невероятно напряжённого романа Агаты Кристи?

Я бросила взгляд на замок. Не такой он и мрачный, хотя до кукольных замков Луары ему далеко. Сколько же денег заплатили за его аренду? Сумма явно не маленькая, коли арендатор чувствует себя вольготно, используя парадный плац в качестве места посадки для лёгкого четырёхместного спортивного самолёта.

Зачем себя накручивать? Будет день будет пища. Не стоит заранее загадывать то, на что мы не влияем, надо действовать по обстановке. Не ведаю того, что будет завтра, но хочется верить в лучшее.

Появились новые действующие лица — две высоченные блондинки, превосходящие по высоте даже Киру, рост которой под метр восемьдесят. Они были, как минимум, сантиметров на десять выше её, а нам с Аней с нашим средним ростом вообще могли плевать на макушки.

- Мои верные помощницы, - приосанившись, пояснил Фрэйзер.

- Миранда, - круглолицая женщина лет тридцати-сорока с гуттаперчевым лицом, со всеми признаками красоты и уродства, коротко кивнула.

- Элиза, - вторая великанша была помоложе, на вид лет двадцать пять, но выглядела не менее угрожающе.

Подхватив наши чемоданы, они зашагали к замку.

Мы налегке последовали за ними.

В холле в кресле сидел мужчина. Пуловер с «ромбиками» гармонично смотрелся на атлетической фигуре. Когда он встал, то я чуть не ахнула.

Настоящий гигант ростом под два метра. Довольно симпатичный. Такая благородная и аристократическая красота. Глаза бездонные с поволокой, а волосы светло-русые.

- Арман Маккар - представился он. Голос у него низкий, притягательный.

- Арман будет играть роль Руллекура, - Фрэйзер прямо излучал важность.

- Познакомься, это наши новые актрисы. Попробуй угадай, откуда они родом?

- Вы американка, - самоуверенно заявил Арман, - бросив на меня короткий взгляд.

- А вы, верно, француженка, - он не сводил глаз от Анны.

Фрэйзер весело забулькал.

- Вот и не угадал. Девушки — соотечественницы Киры, они из России.

Теперь вы познакомились с нашей группой, со всеми, кроме Генри, которому доверена роль Пирсона. Он поехал на Джерси к родственникам, будет позже.

- Хью, девушкам после дороги надо отдохнуть, - напомнила Кира.- Миранда, будь столь любезна, покажи их комнаты.

Наша молчаливая спутница, проводив нас, сразу удалилась. Уходя предупредила, что ужин в шесть.

Аня тут же зашла ко мне, чтобы выразить свой восторг.

- Словно  утренняя звезда снизошла! Какие красивые глаза, прекрасная внешность, столь обходительные манеры.

- Не заблуждайся, Кира способна показать себя в выигрышном свете.

- Причём здесь Кира?! Я говорю об Армане. Он такой высокий, стройный, безумно обаятельный. Улыбка просто бесподобна! А голос завораживает.

Похоже, моя подруга влюбилась в этого француза, или канадца с первого взгляда. И сравнила его с Люцифером (утренней звездой). Не замечала раньше в ней склонности к патетике. Не будь Арман таким красавчиком, то можно заподозрить, что Аня специально поддразнивает меня. Неужели обиделась, что Кира была так любезна со мной?

Стоит признать, что Арман является счастливым обладателем весьма приятной внешностью. Глаза у него большие, пожалуй, даже красивые. Только взгляд тяжёлый. Особенно это заметно, когда он смотрел на меня. В нём промелькнуло недовольство и разочарование. Странно, обычно я вызываю у людей положительные эмоции. Зато Аня явно заинтересовала его...

Когда он смотрел на меня, то зрачки его сужены. Как только перевёл взгляд на мою подругу, зрачки расширились, что является признаком повышенного интереса.

Наверное, стоит порадоваться за Аню. Обязательно сделаю чуть позже, когда смогу убедиться, что он достоин её. Сердце тревожно кольнуло. Ощущение надвигающейся беды. И опасность исходила от этого сумрачного красавца.
Может я всё придумала? Неужели ревную... Только кого к кому?!



Стр 4

Арман, несмотря на всю привлекательность, не вызвал у меня тёплых чувств. Скорее наоборот. Может ошибаюсь в нём, и на самом деле он милый душка… В любом случае, это не мужчина моей мечты. Посмотрим, каким окажется второй. Ведь если он мне понравится, я не буду столь сильно переживать по поводу того, что Аня с Арманом, а не со мной. Приходится признать, что я ужасная собственница. Постараюсь это скрыть от всех.


Но с кем можно перемолвиться словечком, чтобы не чувствовать себя парией? Прежде мы с Аней всегда держались друг друга, и нам было комфортно и среди чужих, и среди своих. В том, что между Анной и Арманом завяжется роман, не сомневалась. Второго актёра пока не видела, Хью ужасно болтлив и надоедлив, две великанши, напротив, слишком молчаливы. Остаётся Кира, ведь больше в замке никого нет. К ней испытывала двоякое отношение. С одной стороны — она остроумный собеседник, с ней интересно общаться. С другой — раздражала меня. Чем? Тем, что служила напоминанием того, как не используя полностью свой актёрский потенциал, можно оказаться у разбитого корыта.


Невостребованность, как актёров, привела Хью Фрэйзера в режиссуру, а её побудило стать оператором.


Я не повторю судьбу этих неудачников.


С этой уверенностью стала обустраиваться и готовиться к ужину..


Разложив вещи, занялась туалетом. Остановила выбор на чёрном вечернем платье с вырезом, графичным верхом и открытыми плечами. Дополнила образ голливудской дивы чёрными лодочками на каблуке. Нанесла на губы бордовую глянцевую помаду. На людях я просто психологически не могу себе позволить быть не при параде. Это укоренилось во мне и стало незыблемым правилом.


С подругой встретилась при выходе из комнаты.


Она тоже отдала предпочтение чёрному цвету. Платье-футляр чуть ниже колен, босоножки с серым и чёрным ремешками. На губах алела помада.


Умеет подать себя. Волоокая красотка держится на публике, как настоящая небожительница.


Мы ещё до поездки в Канны договорились с ней подчеркнуть своё внешнее сходство.


Зачёсанные набок чёлки, одинаковый мейкап сделал нас и до того похожих внешне — почти неразличимыми.


Только раньше мне это казалось удачной мыслью, сейчас же казалось глупостью. Не хочу больше, чтобы меня копировали. Я откинула чёлку со лба.


К сожалению, исправлять остальное было некогда.


Аня светилась вся и не заметила моё недовольство.


- Как я выгляжу? - спросила, пытливо заглядывая мне в глаза.


Моё раздражение испарилось.


- Замечательно! Твой Арман не устоит перед тобой.


- Арман? - удивлённо переспросила Аня и высокомерно добавила:


- Я вовсе… Не для него одного стараюсь. Просто хочу быть на высоте и быть не хуже тебя.


- Ты лучше! - я ласково растрепала волосы Ани. - Только слишком нарочито их зализала.


Аня рассмеялась и весело встряхнула головой.


Лёгкая небрежность причёски ей чрезвычайно шла.


Оглядев её, я подняла большой палец вверх.


В приподнятом настроении мы спустились по лестнице. И возле самых дверей в столовую встретили возле Киру. Она сделала вид, что только пришла.


Мы поздоровались, с любопытством разглядывая туалеты друг друга.


Кира тоже облачилась во всё чёрное.


Под жакет она надела кружевную блузку, под которой просвечивал чёрный бюстгальтер.


И кто из нас лучше?


За ужином, я сразу увидела новое лицо, весьма к тому же симпатичное.


- Генри, - с обаятельной улыбкой представился темноволосый красавчик.


Так познакомились со вторым артистом.


Фрэйзер напомнил, что завтра с утра съёмка, и мы приступили к ужину.


Лобстеры, мидии… Основные блюда кухни Джерси — морепродукты.


Из общей компании резко выделялась Элиза. Странно вела себя эта тощая, нескладно-высокая женщина. Она сильно нервничала. Подрагивание губ, беспокойный взгляд, Но самое главное, у неё влюблённое выражение лица.


Кому так не повезло стать её мишенью?


Я посмотрела на Армана, беседующего с Аней. Прислушалась к их разговору. Удивительно, судя по всему, интеллектуал.


По росту только он подходит Элизе, однако та в его сторону даже головы не повернула.


Примерно выделила направление, куда Элиза украдкой бросает взгляды.


Кира, и сидевший рядом с ней Генри. С моего места хорошо виден его медальный профиль, идеальная причёска — волосок к волоску, раздвоенный подбородок. Такой племенной жеребец, неотразимый своей харизмой, обаянием и фальшей.


Чем больше я приглядывалась к нему, то лучше понимала, что Генри просто играет роль лощёного красавца, а на деле — дешёвый соблазнитель и холодный циник.


Почувствовав мой взгляд, он иронично поднял бровь.


Павлин!


Стало немного жаль Элизу, если она влюбилась в столь эгоистичного типа.


Я перевела взгляд на Киру. Эффектная женщина! Знает себе цену. Такие никогда не вешаются мужикам на шею. Что у неё не отнять, так это умение уверенно себя держать, четко выражать мысли.


Спортивная, умная, ироничная. Она нашла свой стиль, макияж. Кроме приятной внешности и чувства юмора, имеет потрясающий ум - острый, способный на парадоксальные суждения, точные наблюдения. И иногда включает стервозность, вероятно вспомнив своё амплуа. К тому же внешность яркая. Старательно уложенные волосы помогают угомонить буйные кудри. Мне нравится, когда волосы вьются от природы. У самой такие. Глаза у Киры тоже красивые. Ей идёт макияж «смоки айз». Но главное её оружие — взгляд. Он показывает всю её внутреннюю силу. Подобные люди не отступают от намеченной цели. Какая цель у Киры хотелось бы мне знать?


Пока я размышляла об этом, за столом возник конфликт. Генри поделился воспоминаниями о том, как чуть не стал спецназовцем, посмотрев фильм с Шоном Бином «Браво-два-ноль». Я пропустила его излияния про героизм англичан мимо ушей. Однако напряглась, когда он с вызовом спросил у Анны:


- Вы что-то имеете против английского спецназа?


Ведь предупреждала Анну, что на чужой территории надо избегать скользких тем о политике, своём отношении к нации, тем или иным событиям.


Не принять вызов она не могла.


- Против английского спецназа в целом — нет. Конкретно против группы во главе Стивена Митчелла в Ираке — да. Никакого геройства не было. Митчелл, как командир группы из восьми человек был волен взять с собой всё, что посчитает нужным. И как он поступил? Не взял тёплых вещей, палатки, хотя в пустыне зимой холодно, зато набрал оружия на целый взвод. Отказался от внедорожников, решив, что они слишком приметны. В результате, гружённые, как ослы, солдаты двинулись пешком по пустыне.


Митчелл утверждал, что на них напала чуть ли не вся иракская армия. Когда сами англичане провели независимое расследование, то оказалось, что семидесятилетний старик с одним ружьём, которое оказалось неисправным, и два его сына оказали сопротивление незваным гостям. И вооружённые до зубов английские спецназовцы позорно бежали, покидав оружие. Доблестные вояки рванули в Сирию, надеясь там найти убежище. Через несколько дней пути, они ухитрились потеряться. Трое ушли вперёд, остальные потеряли их из вида. Из тех троих ушедших — один умер от переохлаждения, другого схватили, когда он попытался украсть машину, а третий всё же пересёк границу.


Дела другой группы обстояли не лучше. Они захватили иракское такси, и под дулом автоматов заставили шофёра везти их. Впереди их ждал блокпост. Тогда они вышли из такси, договорившись с шофёром, что будут его ждать за блокпостом. Понадеялись, что он будет рад таким попутчикам? Как можно быть такими наивными... Конечно, он сообщил о них полицейским. Те стали их преследовать. Один англичанин был убит, другой умер от переохлаждения, когда бросился в воду, третий получил пулю в ногу. Остальные добровольно сдались.


Анна замолчала. Однако её ноздри продолжали трепетать, а глаза сверкали от презрения. Элиза и вторая великанша сохраняли неподвижность лицевых мускул, только глаза ходили туда-сюда, с разбушевавшегося англичанина на мою подругу.


Остальные… Кира сидела, опустив глаза. Довольная улыбка змеилась на её губах.


Арман сохранял хладнокровие, но смотрел на Анну с явным одобрением.


Хью лишь криво усмехнулся. Зато у Генри желваки ходили под кожей. Он зло уставился на Анну. С его губ было уже готово сорваться оскорбление. Этого допустить нельзя. Свою подругу обижать никому не позволю.


Просто посмотрела на него, чувствуя, как мои демоны вырвались наружу.


Фрэйзер захлопал в ладошки, разрядив обстановку.


Накал страстей также внезапно прошёл, как и возник.


- Браво! Анна в гневе восхитительна. Получил истинное удовольствие от взрыва эмоций столь милой девушки. Так и хочется насладится этим зрелищем вновь и вновь.


Ты же, Юля просто убиваешь взглядом. Когда так смотришь, появляется огромное желание спрятаться в какую-нибудь нору, чтобы укрыться там.


- Сомнительный комплимент, - вырвалось у меня. И тут же шутливо добавила:


- Вы ведь не считаете меня Горгоной?


Отнюдь, нет, - он взмахнул руками. - Просто тебе, Юля, не надо ничего говорить. Всё можно прочесть в глазах. Чаще всего в них видишь скуку, а когда мимолетно посмотришь, так и хочется за один только взгляд отдать душу.


Все уставились на меня. Проклятие! Не люблю находиться в центре внимания. Только Кира с задумчивым видом ковырялась в тарелке. И я была благодарна ей за это.


Стр 5



К счастью, разговор перешёл в другое русло.

- У берегов Джерси водятся осьминоги? - поинтересовался Арман и небрежно заметил, что будучи на Сейшельских островах, стал очевидцем, как ловят там этих тварей, которые вызывают у него омерзение после прочтения в детстве романа Виктора Гюго «Труженники моря».

- События у Гюго происходят на острове Гернси, который находится всего лишь в двадцати семи милях от нашего острова, - добавил он, «закидывая удочку», как заправский рыбак.

Первым заглотил наживку наш режиссёр.

- Кто не читал сей роман? - Фрэйзер обвёл нас взглядом, в котором сквозило лукавство.

Таких не нашлось.

- Я сильно переживала за главного героя, когда он сражался со спрутом. Восхищалась его мужеством. И плакала, когда в конце романа Жильят погибает, - с грустью сказала Анна.

У меня воспоминание об этом произведении вызвало негативные эмоции. Не выношу депрессивные книги, где главный герой перестаёт бороться, обрекая себя на гибель.

- Жильят — мой идеал, - признался Арман.

По взгляду Анны, который она на него бросила, очевидно, что их вкусы совпадают.

У меня же были личные неприятные воспоминания об осьминоге, заставляющие меня содрогнуться даже сейчас, спустя годы.

Не обращаясь никому конкретно, поведала:

- Несколько лет тому назад я сидела на камне у берега, опустив ноги в воду. И вдруг почувствовала на своей лодыжке прикосновение щупальца осьминога. Испытывая безотчётный ужас, я закричала и резко выдернула ногу из воды. Не ожидая такой прыти от жертвы, демон подводного царства отпустил добычу.

Больше я не опускаю ноги в воду.

- Может он заигрывал с тобой, чтобы подружиться? - спросила Кира, оторвав взгляд от тарелки.

Мне показалось, что в её словах заложен какой-то особый смысл.

Выяснить это помешал Фрэйзер.

- Арман, приятель, поведай нам, как аборигены охотятся на осьминогов? - Казалось, его так и распирало от любопытства.

Молчаливый француз не заставил себя упршивать.

- Охотятся вдвоём. Один служит пловец приманкой, а другой — убивает добычу.

Ныряльщик-приманка подплывает к расщелине, где прячется осьминог. Порой спрут не попадается в расставленную ловушку. Хотя в большинстве случаев уловка срабатывает. Во время атаки моллюск уже ничего не видит вокруг, так увлечён охотой. При этом даже не подозревает, что охотятся на него.

Второй охотник прыгает в воду. Схватив товарища, тянет на поверхность вместе с осьминогом, который не отпускает добычу. На берегу осьминога переворачивают и один их ныряльщиков вонзает зубы между его глаз. Спрут погибает, щупальца безвольно падают и отпускают свою добычу.

- У нас на осьминогов охотятся другим способом, - Генри, сменив гнев на милость, включился в общий разговор.

- Я сам плавал с отцом и ловил осьминогов.

Все глаза устремились на охотника за осьминогами. Его попросили рассказать подробности.

Ничуть не смущаясь и наслаждаясь минутой славы, Генри утолил любопытство слушателей.

- Мы выходили на ловлю в лодке. Заметив, притаившегося осьминога, я опускал лицо в воду. Дождавшись, когда спрут присосётся, выдёргивал его из воды. Отец помогал отодрать его от меня, и охота продолжалась.

- Видела, как осьминог «засосал» лицо блогерши, когда она попыталась съесть его живьём. Девушка с трудом смогла его оторвать. На её щеках выступила кровь, - Кира непроизвольно дотронулась до своего лица.

- Живого?! Какое извращение! - возмутилась Миранда.

Мы с Аней были с ней солидарны.

Кира продолжила:

- В Корее сей деликатес носит название саннакчи. Местным гурманам подают живого осьминога, приправленного кунжутом и политого кунжутным маслом. Непосредственно перед употреблением моллюска разрезают, а затем едят ещё извивающиеся щупальца. Однако надо следить, чтобы в предсмертной агонии осьминог своими присосками не зацепился за язык или полость рта. Случалось, что люди погибали от удушья.

- Азиаты, что с них возьмёшь, - глубокомысленно заметил Фрэйзер. - одно из блюд национальной кухни острова Гуам — живые крыланы в кокосовом молоке. Меня едва не вырвало, когда я будучи там наблюдал, как летучих собак поймали, помыли( крыланы большую часть жизни висят вниз головой, поэтому на них есть часть испражнений), затем целиком, вместе с шерстью и крыльями, погрузили в чаны с кипятком. А затем обваренного, но ещё живого крылана подают к столу.

- Фу, мерзость какая! - Миранда заметно позеленела.

- Твоё лицо не пострадало, когда к нему прилипал осьминог? - усмехнулся Арман, снисходительно разглядывая Генри.

- Как видишь, нет, - ответил тот сухо.

- Ты сам ел осьминогов?

- Нет. Мы ловили их для местного ресторана, чтобы заработать деньги. Не всем же повезло родиться в богатой семье.

- А я их ел. Одного даже живым, - заявил Арман. - Небольшой такой, да шустрый. Всё пытался убежать. Приходилось подталкивать его кончиком ножа. На столе лежала голубая салфетка, так он почти слился с ней, поменяв свой первоначальный цвет. Мимикрировал.

- Он был напуган и очень хотел жить! - не выдержала я.

- Что из этого? Я купил его, чтобы съесть. Захотелось проверить себя. Ножом отсёк ему голову, так его щупальца ещё долго дёргались. Только он больше не мог убежать.

При этих словах я отвернулась, чтобы скрыть от всех отвращение, которое появилось на моём лице.

Не стала слушать подробности поедания несчастного моллюска, по-русски негромко обратилась к Анне:

- Горжусь тобой. Врезала этому снобу, Генри. Только переубеждать зацикленного на чём-то человека, даже если он не прав, напрасный труд. Немногие способны признаться в собственном заблуждении. Для Генри его соотечественники из — герои, несмотря на проявленную глупость и трусость.

- Я понимаю. Просто захотелось сбить спесь с этого самодовольного хлыща, - возразила Анна.

- Мы находимся в стране, где оглянуться не успеешь, как тебя бездоказательно могут обвинить в чём угодно, вплоть до шпионажа, или отравлении. Пожалела о приезде. Неизвестно, что нас здесь ждёт.

- Ты всегда знаешь, как правильно себя вести, когда нужно промолчать, а когда резко высказаться. Я не обладаю твоими способностями, - стала оправдываться моя подруга. И вдруг замолчала.

Как мы могли забыть, что кроме нас, ещё для одного человека русский язык является родным!

Кира всё слышала.

Ну и пусть!


Стр 6

После ужина Хью пригласил меня и Аню пройти подписать контракт.

Теперь обратного пути нет.

Пожелав подруге доброй ночи, я поцеловала её в щёку, словно извиняясь за собственные нотации. Аня на секунду замерла, глядя мне прямо в глаза, а потом доверчиво улыбнулась.

Кира, ставшая свидетельницей этой сцены, насмешливо произнесла:

- Подружки не разлей вода.

- Я счастлива, что у меня такая подруга. Юлия лучшая во всём! - с вызовом ответила Аня.

- И даже в...

Не поняла её намёк, в отличие от Анны.

- Во много раз лучше, - прозвучал категоричный ответ моей подруги.

- Ах вот оно как… Поздравляю, - Кира бросила на меня заинтересованный взгляд.

О чём это они? Надо будет утром допросить Аню. Пусть прольёт свет.

Однако, вскоре произошли события, которые заставили меня позабыть о странном разговоре.

Ночью вдруг неожиданно проснулась. Разбудили голоса, которые шли со стороны камина.

Спросонья не сразу сообразила, что где-то двое — мужчина и женщина ведут между собой беседу, находясь в другом помещении. Не разобрать. Отчётливо лишь прозвучало Анино имя.

Неужели Аня встретилась с Арманом? Впрочем, она взрослая девочка. Натянув одеяло до ушей, уже собиралась вновь заснуть, однако разговаривать невидимые собеседники стали на повышенных тонах.

Батареи, по которой можно постучать, не наблюдалось от слова совсем.

Треснуть кочергой по камину, чтобы замолчали?! Могу ещё повредить музейный экспонат.

Кричать в камин не позволило воспитание. Могу разбудить остальных. Спор не затихал.

Пришлось подняться, накинуть халат и пойти убедиться, что с подругой всё в порядке. Не собиралась им мешать, только разговор невидимых собеседников не походил на любовное воркование. Отчётливо слышалось раздражение в низком голосе мужчины, что навело мысль об Армане.

По дороге заглянула к Ане. Её дверь оказалась заперта. Изнутри, или снаружи? Стучать не стала, просто шла по коридору, подряд трогая все ручки. Безуспешно до тех пор, пока одна не поддалась.

Я осторожно заглянула в приоткрывшуюся дверь. Не боялась того, что застукают, так как уже заготовила отмазку. Собиралась сказать, и это была чистая правда, что их голоса разбудили меня. Нельзя разговаривать, находясь так близко у камина.

Вместо подруги увидела Киру с Арманом

Вовремя я оказалась здесь. Они обсуждали нас с Аней

- Вообще мне больше нравятся стервы.

- Тебе нравится их укрощать, - ответила Кира. - Не смей даже приближаться к Юлии, можешь Анне мозги пудрить.

- Такая нежная забота. А она заглядывается на Генри — этого смазливого молодчика.

Услышав подобное, я чуть не задохнулась от негодования.

- Это не твоё дело!- взорвалась Кира.

- Зато моё! - я вышла из тени, явившись этой парочке, как статуя командора.

- Что тебе нужно от меня?! - обратилась я к Кире.

Удивление сошло с её лица, на губах появилась насмешливая и одновременно игривая улыбка. Она облизнула губы.

- Хочу, чтобы ты меня отстегала, - последовал дерзкий ответ.

Чёрт возьми, Кира не шутила!

Я растерялась и брякнула первое, что пришло в голову:

- Полагаешь, что во мне скрыты жестокие наклонности?!

- Я знаю это.

Убеждённость, прозвучавшая в её голосе, чуть было не поколебала меня.

Мне даже пришлось встряхнуть головой, чтобы отогнать наваждение.

Только открыла рот, решив опровергнуть её заявление, как в голове мелькнула внезапная мысль: «Я бы с удовольствием выпорола Киру». И вместо этого неожиданно сказала:

- С превеликим удовольствием сделаю это с тобой.

Что на меня нашло?! Я ведь никогда не увлекалась БДСМ.

- Замётано, но вначале посмотришь, как устрою порку нижнему. Хочу убедиться, что ты не сдрейфишь.

Непроизвольно я покосилась на Армана. Тот стоял, заложив руки за голову, голова высоко поднята, подбородок выставлен вперёд. Он прямо излучает чувство уверенности в себе и превосходство над другими.

Уж не его ли она собирает сечь?! А он дастся?

Конечно, нет. Такой сам кого хочешь высечет.

Тогда кто?

Представив Пола на поводке с каучуковым шариком во рту, еле сдержала улыбку. Остаётся по методу исключения — Генри. Я и не подозревала, что он мазохист.

«-Я не сказала "да", милорд. - Вы не сказали "нет"!

Мы разошлись по своим комнатам. Надо хоть немного поспать перед съёмками.

Напрасный труд. Я так и сомкнула больше глаз. Предложение Киры было настолько абсурдным… Пожалела, что согласилась. И не могла отказаться, дав обещание. Вот так спросонья, испытывая к разбудившим меня сильное раздражение, я подписалась принять участие в БДСМ.

Злая на себя я пришла на завтрак, который здесь в четыре руки готовят «двое из ларца одинаковых с лица» - Миранда и Элиза. Великанши выполняют роль подсобных рабочих, прямо универсалы, совмещая работу на кухне с закупкой провизии, уборкой, стиркой, да ещё помогают с аппаратурой.

На завтрак, как истинные британки, они сварили овсянку, чем порадовали только меня. Правда, каша показалась солоноватой. Миранда посетовала, что Элиза в последнее время всё пересаливает, ей пища кажется пресной.

- Уж не влюбилась? - пошутил Фрэйзер.

Элиза густо покраснела и, извинившись, вышла из-за стола. Поспешный уход напоминал скорее бегство.

Я внимательно посмотрела на тех, кого подозревала в её странном поведении, хотя, она вполне могла быть не от мира сего. Красавчик Генри иронично, с неким самодовольством улыбнулся. Его явно забавляла эта сцена. Остальные сделали вид, что ничего не произошло.

О ночном разговоре я не стала рассказывать подруге. Да и что могла сказать? То, что Арман — кобель. Морочит ей голову, а сам не прочь и меня «укротить».

Облезет! А про свой уговор с Кирой лучше молчать.

После завтрака начались съёмки. Миранда с Элизой, прямо «Фигаро здесь, Фигаро там». Они ещё и костюмерши с гримёршами. Где же Хью нашёл таких? Каждая из англичанок работала за семерых. Надеюсь, он достойно оплачивает их труд. Впрочем, когда не из своего кармана, то мелочиться вряд ли станет.

- Как Арман сегодня хорош собой! - шепнула мне Аня.

Действительно, короткие штаны, белая рубашка с широкими рукавами, собранными у запястья, башмаки с пряжками смотрелись на нём гармонично, словно он их носил всегда. И шпага дополняла образ кавалера из восемнадцатого века.

Генри мерк на его фоне.

Снимали сцену дуэли Пирсона и барона.

Моей персоной занималась Миранда, а вот Элиза порой бросала на меня быстрые взгляды и отворачивалась, когда я замечала их. Неужели приревновала меня к Генри?

Камера в руках Киры творила волшебство. Она нашла для себя дело, которое стало её истинным призванием. Я ошибалась, считая её неудачницей, вынужденной зарабатывать на жизнь, работая оператором. Просто Кира выбрала дело для души.

Не могла не думать о ночном предложении, убеждала себя в том, что это была шутка. Облегчение, или сожаление вырвали вздох из моей груди. И встретилась со смеющимися глазами Киры.

Она подошла, когда Фрэйзер объявил, что на сегодня достаточно. Наверное, его разморило на солнце. В Джерси с погодой вечно проблемы — то жарко, то холодно.

- Приглашаю тебя на прогулку, - обратилась ко мне при всех. В воздухе повисла тишина.

«Действительно, нам надо поговорить», - подумала я, а вслух ответила:

- Почему бы нет!

- Может мне составить вам компанию, дамы? - томно протянул Генри.

Он уже снял грим с помощью вазелина, бросая использованные ватные диски в сорный ящик. Обтёр лицо одеколоном и теперь  пудрился рисовой пудрой.

Я  бросила взгляд на Элизу, ожидая её реакции .

Лицо бедняжки походило на застывшую трагическую маску. Словно из античного театра в Греции. Как в Греции, так и в Риме играли в масках, имеющих особую форму рта, в виде воронки – рупора. Это усиливало голос актера и давало возможность слышать его речь зрителям амфитеатра. Античные маски изготовляли из загипсованного полотна, а впоследствии из кожи и воска. Рот маски обыкновенно обрамлялся металлом, а иногда вся маска внутри выкладывалась медью или серебром для усиления резонанса.

Посмотрела на Аню. Подруга весело щебетала с Арманом. Он склонил над ней стройный стан и полностью завладел её вниманием. 

Мы с Кирой быстро переоделись и ушли, помахав на прощание Генри. Предстоял серьёзный разговор, для которого свидетель нам не нужен.  Где-то в душе теплилась надежда, что она передумает.


Стр 7

На машине, которой управляла Кира, поехали вдоль пляжа Сент-Уан, растянувшегося с юга на север миль на пять-шесть. Во время отлива, по песчаному пляжу ползали крабы. Местные мальчишки собирали их в вёдра. Так мы доехали до Longueville Manor — отеля, расположенного в здании XIV века. Красивое место. Я бы предпочла жить здесь, чем в мрачном замке Елизаветы. Башня, увитая плющом, мраморная арка входа, рядом домик священника, голубятня. У гостиницы свой парк, пруд, сад, огород и теплицы. Прямо английский пасторальный пейзаж, не хватает только фазанов для столь идиллической картины.

Стены ресторана обшиты дубовыми панелями. Спутать дуб сложно, у него красивый фактурный рисунок. С помощью морения древесине придают тёмные тона с фиолетовым отливом.

- Подозреваю, что их сняли с какого-то корабля, - заметив мой интерес к ним,  предположила Кира. Её лукавая, насмешливая и вместе с тем дружелюбная улыбка, обращённая ко мне,  каждый раз заставляла теряться  в догадках  - издёвкака это, или симпатия?

В дубовом зале она сделала заказ, я полностью доверилась её вкусу: «бон-бон» — крабовый шарик с кинзой, кедровыми орешками и гуакамоле. А ещё свинину, поданную с хрустящей панчеттой и бенье из цветной капусты.

- Твоё ночное предложение в силе, или ты пошутила? - спросила я, когда мы утолили первый голод. Мысленно поаплодировала себе - голос мой прозвучал спокойно и обыденно.

- Такими вещами не шутят. Я хочу, чтобы ты высекла меня. Видишь ли, я — свитч. Это тот кому нравится и подчинять, и подчиняться.

- Выходит, ты любишь разнообразие, - дежурная фраза пришлась кстати, помогая скрыть удивление. В принципе я была готова услышать нечто подобное, но откровенность Киры меня смутила.

- Разнообразие необходимо. Правда свитчей в БДСМ, как и бисексуалов в ЛГБТК-сообществе - не любят.

- Почему? - удивилась я.

- Людей пугает неопределённость. Они живут в понятном и предсказуемом для себя мире, где нет серых зон, а есть только чёрно-белые. А ещё боятся. Из-за этого и вырастает неприятие.

- Боятся! Чего?

- Например, если верхней встретится свитч, то она будет опасаться, что увидит её погрешности. А лесбиянки боятся, что бисексуалка променяет их на мужчину.

В гетеросообществе так вообще считают развратом. Ты тоже так считаешь?

Наверное, надо было воспользоваться моментом и сказать — да. Тогда бы Кира освободила бы меня от данного слова. Но посмотрев ей в лицо, поняла, что для неё это жизненно необходимо.

- Если участники соблюдают чужие границы и принцип согласия, то осуждать не буду. Скажи, ты бисексуалка?

- Да, мне нравятся мужчины и женщины.

А вот как у свитча — пунктик: доминировать предпочитаю исключительно с мужчинами, а подчиняться — женщинам.

- Это такая прихоть?

- Нет. Скорее реакция. Когда пришла в БДСМ, то мне попался мужчина, который пренебрегал принципам БДСМ и испытывал на мне многие практики, но ничего не объяснял про состояния после сессий. Я «дропалась», выпадала в осадок. А его мои проблемы не интересовали. Мы расстались.

Рассказывала она спокойно, без сожаления и жалости к себе.

Самообладанию и выдержке Киры следует отдать должное.

А я? Желание во мне попробовать новое для себя боролось с предрассудками и… страхом не оправдать её ожидание. И я не хочу, чтобы моя жизнь была заключена в чёрно-белые клетки. Туда нельзя, сюда можно.

Потом мы посетили местный зоопарк, где отсутствовали клетки и звери были вольны делать всё, что заблагорассудится.

В замок вернулись к ужину. Есть абсолютно не хотелось после столь сытного обеда в ресторанчике. Да и мысли крутились вокруг приглашения спуститься в подвал через час, когда все разойдутся по своим комнатам.

Увидев, что мы лениво ковыряемся в своих тарелках, Арман догадался:

- Поели во время прогулки.

- Да, зашли в ресторан при отеле Longueville Manor.

- Мне тоже нравится там. Английская кухня с французским прононсом.

Затем позабыв о нас, он обратился к Ане:

- Приглашаю тебя в ресторан. Там неплохо готовят сырное суфле, тартар из йоркширского оленя и местных лобстеров.

- С удовольствием, - улыбнулась моя подруга. Влияние Армана на неё становится всё сильнее. Надо поговорить будет с ней. О чём? То, что Арман в курсе предпочтений Киры… Мысль о том, что он сам, возможно, связан с БДСМ, промелькнула и исчезла, когда я обратила внимание на нервное поведение Генри.

Вначале тот поправил часы, затем прикоснулся к запонке, покрутил пуговицу на манжете. За этим стоит маскируемая нервозность. А отбрасывание якобы «мешающих» волос со лба — беспокойство.

Ямочка на подбородке и горбинка на чуть вздёрнутом носу придавали ему мужественный вид. Но маска супермена не делает того, кто прячется за ней — героем. Однако, определённым мужеством надо обладать, подставляя лицо под присоски спрута. Лично я бы не рискнула. Уже упоминала, что у меня тонкая, гиперчувствительная кожа, очень восприимчивая к любым прикосновениям. Да и знакомство с осьминогом до сих пор вгоняет в дрожь.

Пока размышляла, Кира язвительно заметила, обратившись по-русски к Анне:

- Смотри пятнами не покройся от сыра, а то кавалера напугаешь.

Арман ничего не понимая, уставился вопросительно на Аню, лицо которой вспыхнуло.

- Пошла ты! - Анна с трудом сдержалась. Подхватив Армана за руку, ушла, оставив меня с Кирой вдвоём.

О том, что у Ани аллергия на сыр, знал только узкий круг людей: её родители, бабушка и я. Анна скрывала сей факт, так как ведущие бренды тут же откажутся от сотрудничества с человеком у которого есть какие-либо проблемы.

Выходит, Кира тоже в кусе. Значит...

- Я поверила, что вы не знаете друг друга. Оказывается, ошиблась. Знакомы настолько, что ты в курсе её маленького секрета. К чему эта игра? - я вопросительно посмотрела на Киру, которая о чём-то думала, опустив глаза.

Нехотя, как мне показалось, с досадой, ответила:

- Были близкими подругами какое-то время. Потом ты вернулась из Америки, а между нами пробежала чёрная кошка. Мы поругались и прекратили всякое общение.

- Под чёрной кошкой ты подразумеваешь не меня?

- Нет, конечно. Мы расстались до того. Надеюсь, эта новость не вынудит тебя поменять решение?

- Раз обещала, то сдержу слово, хотя у меня не укладывается в голове. Ладно, ты! Аня даже не обмолвилась о знакомстве с тобой… Не понимаю причины её упорного молчания. Зачем из этого делать тайну?!

- Получается, я сама проболталась, - в голосе Киры прозвучало сожаление, а лицо приняло огорчённое выражение.

Вот только она актриса, поэтому я не была уверена — сожалеет ли на самом деле, или играет?



Стр 8

Ночью разбушевалась непогода. Был слышен грохот моря, бьющегося об скалы.

Ветер, вода и я, балансирующая между силой и слабостью, добропорядочностью и жестокостью. Что толкает меня на грань безрассудства?

Желание исследовать жизнь ("Жизнь без исследования не стоит того, чтобы жить" - так утверждал Платон)… Допустим. Но ради конкретики больше интереса представляет потребность узнать, что происходит, когда ставишь под вопрос присущие тебе ориентиры и установки…

В назначенное время я тихо выскользнула из комнаты и буквально на цыпочках спустилась в подвал. Постучала условленным стуком. Тяжёлая дверь отворилась. Одетая в чёрный комбинезон на шнуровке с двух сторон, Кира пропустила меня внутрь.

Ещё ушки и хвост, то вообще стала бы похожа на женщину-кошку.

Впрочем, наряд суровой госпожи ей очень шёл. В руке Кира держала узкую длинную разделочную доску, на которой зачем-то вырезали контур сердца.

Заметив мой взгляд, Кира пояснила:

- Это паддл. А сердце будет проявляться после каждого удара на филейных частях. Своего рода «печать».

Представив оттиски сердечек на попе мазохиста, я с огромным трудом удержалась от смеха. С преувеличенным интересом рассматривала это орудие.

Увлечённая рассматриванием сим предметом, не сразу обратила внимание на обнажённого темноволосого мужчину, который стоял к нам спиной.

Фигура у него спортивная.

Кира между тем, отложив деревянный падл, взяла в руки кожаный. Он напоминал сложенный вдвое ремень, скреплённый латунными заклёпками.

- Повернись, - приказала Кира.

Мужчина послушно выполнил приказ. Абсолютно голый перед нами стоял Генри.

Предполагала, что это будет он, исходя из метода исключения. Только одно дело гипотетический Генри, а другое дело — реальный.

Однако я знала на что шла, поэтому отключила режим кисейной барышни.

Краска стыда выступила на загорелом лице Генри. Я не смотрела ему ниже пояса, любуясь красивыми мышцами живота, груди и рук. С него прямо греческую статую можно ваять.

- Саб, - сказала Кира ему, и что удивительно, он понял её с полувзгляда.

Принял покорную позу. На порку я особо не смотрела. Ничего такого интересного. Зато заслушалась монологом Киры. Оказывается, она наказывала своего нижнего, за то, что он засматривался на меня! И теперь должен понести за это наказание. Всё это была игра, так как предлог явно надуманный. Нас с Генри не связывала даже симпатия. Но Кира ласково и хлёстко вбивала ему это в голову через попу.

В принципе, дальше можно было не смотреть. Моё возбуждение достигло апогея и искало выход.

- Кира!

Она обернулась и поняла о моей готовности выпороть её сейчас.

Не заметила, как ушёл Генри. Оделся он, или голым выскользнул за дверь, и крадучись поднимается по лестнице?

Видела только её.

Когда мы остались вдвоём, приказала:

- Раздевайся.

Кира медленно и эротично стянула с себя костюм Госпожи. Его надела на себя я. Глянцевый, эластичный материал под «кожу» был приятен на ощупь и хорошо сел. Шнуровка подчеркнула мою грудь. Я ощутила, как тело стало ещё более чувственным и соблазнительным. И он хранил тепло Киры.

С минуту мы изучали друг друга.

- Ты станешь рабыней, игрушкой в моих руках.

- Да, госпожа.

Я ударила её ладонью по щеке.

- Разве я позволила тебе отвечать? За это ты будешь наказана. Становись на четвереньки. (Я не знала, правильно ли отдаю команды, но в данный момент меня это мало интересовало).

Кира с готовностью подчинилась.

Я подошла к столу с девайсами. Выбрала простой стек.

Когда его кончиком упёрлась в ягодицы Киры, то почувствовала, как она напряглась. Коротким ударом, прочертила полосу на том месте, где ранее наметила невидимую черту. Теперь она обрела очертания красной полосы.

Кира вскрикнула. Я, не торопясь, повторила маневр.

Полоски алели на её безупречных полушариях, пересекая их.

После семи ударов, продолжая сжимать стек в руках, погладила её ягодицы, а затем пальцем провела по рубцам. И почувствовало, как Кира замерла. потом резко расслабилась.

Конец игры(game over).

- Спасибо! - поблагодарила Кира. В глазах её блестели слёзы, а на лице сияла счастливая улыбка.

- Мне просто необходимо перевоплощение из госпожи в рабыню, - пояснила она то, что я и так поняла.

Цель — получение чувственного опыта ради него самого, наслаждение от получения ощущений, достигнута.

А что получила я? Пустоту.

Холодно попрощавшись, я ушла к себе.

Ночью долго не могла сомкнуть глаз, анализируя то, что произошло. Не моё это.

Придя к подобному выводу, наконец, заснула.

На следующий день продолжились съёмки. Вновь под прицелом объектива. Как надоело всё. По окончанию съёмок, сняв грим, я взглянула на себя в зеркало и ужаснулась.

На меня смотрела женщина со впалыми щеками, синяками под глазами, и с холодным, цепким, разрушающим себя изнутри, взглядом.

От моего отражения веяло холодностью и отстранённостью, словно это не я, а кто-то другой из чужой параллельной реальности. Злость, горечь, жестокость переполняли ту мою половину, которую я видела в зеркальном отражении. Тёмная сторона моей души.

В замке, точнее крепости, всё опостылело. Как на этом крошечном острове годами жили солдаты, да ещё в антисанитарных условиях? Простыни у них менялись раз в месяц, а само помещение мылось раз в год.

Вышла побродить возле замка по небольшой лавандовой лужайке. Она зацветёт только в июле. Жаль, что не застану. Наверное, это единственное о чём я пожалею, уезжая. А дома сейчас отцветает сирень, вовсю благоухает жасмин и цветёт шиповник. Как же хочется обратно в Россию!

С тоской подняла глаза вверх и уставилась на небо, которое с каждой минутой менялось. Пронзительно кричали чайки. Я побрела к берегу. Ноги вязли в песке с мелкими ракушками. Здесь нет зыбучих песков. Наверное, раз не предупредили. Дошла до небольшой часовни, воздвигнутой над пещерой святого Хелиера. Но подниматься туда не стала.

Бедняга плохо кончил. Его топорами зарубили пираты, устав от его проповедей.

Сейчас постоянно на острове проживает только смотритель. Правда, во время съёмок его не было. Наш спонсор убрал всех посторонних с острова. Так ли это необходимо было делать?

Арендовал до двадцатых чисел июня. Потом в гавани Сент-Хельера пройдёт обязательный морской парад, но нас уже здесь не будет.

- Скучаешь? - с этими словами ко мне присоединился Генри.

Я искоса на него посмотрела, вспомнив о том, что произошло накануне.

Он понял мой взгляд и улыбнулся одними губами.

- Скучно жить пресно, хочется острых ощущений. Мне надоело быть жеребчиком, а ощущение унижения открывает врата в новый мир.

Вот и королева (Кира) решила попробовать.

- Почему вы не пытались поменяться с ней ролями?

- Мне в кайф только роль нижнего, да и она по каким-то своим причинам, может получать унижение только от женщины.

- Каждому своё, - я зябко поёжилась.

- Лучше вернуться в замок, пока не пошёл дождь, - предложил Генри. Он снял с себя пиджак и бережно накинул его на мои плечи.


Стр 9

- Может зайдём ко мне? - Касаясь губами моих волос, предложил Генри.

Я не целомудренная весталка, чтобы краснеть, когда мужчина намекает на секс.

Тем более, весьма привлекательный внешне. Какой у него мускулистый торс. И он не перекаченный качок.

Пока колебалась, мой соблазнитель неосторожно шепнул, точнее, промурлыкал мне на ушко:

- Меня наказали за то, чего не было. Так хоть отчасти наказание оправдает себя. И пусть госпожа вновь накажет, хотя я предпочёл бы видеть тебя своей госпожой. Ведь тогда я не ушёл, а стал подсматривать и видел всё, что ты делала с Кирой. Завидовал ей белой завистью.

От его признания все мои колебания моментально улетучились.

- Нет, малыш. Ничего у нас с тобой не выйдет.

На подходе к замку встретили Элизу. Она уже не выглядела несчастным существом. Смерив меня с высоты огромного роста, обратилась к Генри:

- Теперь я присоединюсь к вам с Кирой. У тебя отныне будет две госпожи, красавчик. Сегодня после ужина, - она подмигнула ему, заставив Генри стушеваться.

Вот как! Мне нашли замену в лице этой нескладной дылды. Ну и ладно! Впечатлений и так хватит надолго. Опыт показал, что я могу, но не хочу.

Вечером, с помощью Миранды, Элиза нанесла себе боевую раскраску.

Выглядела сногсшибательно в длинном платье до пола, а главное преобразилась — хищная, властная, сексуальная.

Генри приподнял брови, а затем довольно улыбнулся. Улыбка при приподнятых бровях — готовность подчиниться.

Аня ушла спать. Весь вечер она сильно нервничала и пребывала в плохом настроении. Арман всячески пытался ей его поднять. Был настолько мил, что я уже собиралась поменять о нём своё негативное мнение. Поспешила.

Все разошлись. Остались только я и Арман.

Захотелось уточнить его отношение к Ане. Он не выглядел влюблённым в неё, несмотря на все старания.

- Думаю, что нам пора собираться домой, прервав затянувшиеся молчание, произнесла я. - Свою часть договора мы с Аней выполнили. Материал со сценами, где мы задействованы отснят. Поговорю завтра с Хью об отъезде.

- Здесь я решаю, кто когда уедет. Впрочем, ты можешь отправляться на все четыре стороны, но без Анны.

Мне не понравились его слова и тон, которым они сказаны.

- Если ты продюсер, то это не означает, что мы обязаны тебе во всём подчиняться.

- Догадалась, что я не просто актёр. Ты — не обязана, да и не будешь, а Аня сделает всё, как я скажу.

- Да кто ты такой?! - возмутилась я от такой дерзости.

- Я прямой потомок барона де Руллекура , - надменно обронил Арман.

- Стоп! У тебя совсем другая фамилия!

- Настоящее имя моего предка — Филипп Шарль Феликс Маккар. Титул «барон де Руллекур» сам себе присвоил. Он служил наёмником. Будучи заместителем принца Нассау-Зигена командовал французами во время неудавшегося вторжения в Джерси 1779 г. Два года спустя предпринял вторую попытку. Идея фикс. На этот раз захватил губернатора, понадеявшись, что англичане капитулируют. Однако те отказались. Последнее в жизни фиаско барона.

Вот и вложил деньги в сей проект в память о нём. Но это не основная цель, -

Арман улыбнулся с сознанием собственного превосходства.

- Основная цель — найти двух дурочек, заманить их в замок, чтобы… Дальше моя фантазия забуксовала.

Арман расхохотался.

- Двух определённых дурочек. Моя старая знакомая — Кира послала Хью именно за вами, нацелившись на тебя, а мне отдавала Анну. Я полностью доверился её вкусу, ожидал обещанного сюрприза в холле, когда увидел вас. Знал, что вы актрисы, а кто и откуда — меня не волновало. Ты оказалась красивее подруги. Поэтому позже между нами произошёл спор, который ты услышала.

Когда согласилась высечь Киру, то понял, что два доминанта в одной связке — это перебор и отказался от тебя с большим сожалением.

- Я польщена, барон. Ладно, шутки в сторону. Пошла спать, а завтра поговорю с Анной. Она не так наивная, как полагаешь. Когда узнает, какой ты нарцисс, то розовые очки спадут с её глаз. Оставь мою подругу в покое! Что тебе не хватает?!

- Мне не хватает в женщинах ума и загадки, - буркнул он. - Квинтэссенция неотразимой женственности, фатальную эмансипе. Мы были бы с тобой прекрасной парой, - Арман устремил на меня настойчивый и пристальный взгляд в глаза — признак явного желания доминирования. (Спасибо преподавателям, которые учили передавать в мимике свои эмоции).

- Такими — Бонни и Клайдом, - вспомнила я цитату из французского фильма «Такси».

Арман с досадой пожал плечами и перестал меня гипнотизировать, пытаясь подчинить своей воле.


Стр 10

Вернувшись к себе, так и не смогла обрести покоя. Мне не понравился наш разговор с Арманом, как и не нравился он сам. Поговорить с Аней о нём, или не стоит? Абсолютно нечего ей предъявить, кроме своих опасений. И наш отъезд не за горами. Мы ведь скоро уедем. Вряд ли он последует за нами в Россию. Надеюсь, Анна не собирается задерживаться здесь? Надо это выяснить. 

Набравшись решимости,  пошла к ней.

Подруга зябко куталась в свой любимый светло-синий кардиган, который придавал её зелёным глазам лёгкий оттенок морской волны.

При виде меня в них мелькнула радость, но когда я заговорила об Армане, она погасла.

Анна опустила голову и задумчиво процитировала, обращаясь в никуда:

« Как странно смешивает Рок

В одном бокале страсть и веру,

Любви несбыточной химеру -

И страха детского глоток...»

Горькая ирония прозвучала в смутно знакомых строках, но сейчас было не до поэзии. Моё предупреждение пропало втуне. Аня замкнулась в себе, как я не старалась до неё достучаться. Самое обидное — услышать молчание в ответ. Видя нежелание общаться, ушла, испытывая огорчение, что не смогла донести до неё собственную тревогу.

Куда делась моя прежняя подруга?! Я вспомнила, как мы сидели на ковре среди разбросанных декоративных подушек и смотрели какой-то ужастик. Аня в своей излюбленной позе — скрестив ноги, а я положила ей голову на плечо. Фильм не особенно занимал, но была рада составить подруге компанию в тот момент. И больше смотрела на голые пальцы её ног, чем в экран. Она ими порой так забавно шевелила.

Улыбаясь воспоминаниям, зашла в свою комнату и застыла на месте от удивления, обнаружив в ней Киру. Она стояла и внимательно рассматривала рисунок, который я нарисовала, собираясь подарить его Анне. Ничего особенного — легкокрылая бабочка, которая спряталась за ширмой от порывов ветра. Ширма пока держится, но в любой момент эфемерное укрытие может разрушиться, и ветер подхватит бабочку.

- Сама рисовала? - спросила Кира.

- Да.

- Твоя фантазия безгранична.

- Это не мой замысел, а древнекитайского художника. Когда-то он, желая заслужить покровительство любимой наложницы императора, нарисовал картину и принёс её во дворец. У фаворитки было имя, которое звучало, как — "воздушная бабочка". Конечно, император понял аллегорию и, переведя взгляд с картины на далеко не хрупкую, а весьма габаритную наложницу, едко заметил: «Страшно представить тот ветер, который поднимет тебя».

Кира весело рассмеялась, а я с улыбкой добавила:

- Я не видела ту картину, но легенда мне так понравилась, что  нарисовала свою бабочку.

- У тебя хорошо получилось.

- Спасибо. У тебя какое-то дело ко мне? - с деланной беззаботностью поинтересовалась  у неё.

- Просто зашла навестить тебя, - загадочно улыбнулась Кира в ответ.

- Полагала, что ты предпочла компанию  Генри и Элизы… Мысленно, я твёрдо пообещала себе, что больше она не втянет меня в свои ролевые игры.

- Они подождут следующего раза.

Уже это должно было насторожить, но не насторожило.

- Присаживайся, - жестом показала на соседний стул.

Кира последовала  приглашению, придвинув стул ко мне слишком близко.

- Хочу немного побыть с тобой. Знаешь, мне всегда импонировало, что ты порывистая, властная и вместе с тем добродушная. Всегда спокойная, но за этим спокойствием скрытая до поры до времени сила воли. Я ощущаю её в тебе, и она меня заводит, - Кира интимным движением коснулась моих обнажённых колен.

Испытывая неловкость, я машинально опустила на них взгляд. Никогда не сгораю, но руки и колени подвергаются солнечному воздействию сильнее, чем остальные части тела. Поэтому загорелые коленки сильно выделяются на общем фоне. Можно подумать, что они грязные, хотя это не так. Озабоченная сим фактом, не сразу уяснила подтекст её слов.

- Заводит?!

От растерянности, не знала, что сказать и как прореагировать.

- Осуждаешь меня? - криво усмехнулась моя собеседница.

- Нет. Но хочу…

«Суметь остаться бы собой,

И ярлыков другим не вешать

(Ведь этим каждый третий грешен,

А может даже и второй)».

Неожиданно всплыли строки из того самого стихотворения, что ранее прочитала мне Аня.

- Думаешь о ней, - догадалась Кира, не спуская с меня глаз. - Только она сейчас с ним, а не с тобой.

- Это их личное дело, - сдержанно ответила я, однако настроение было испорчено.

Взяла в руки не подаренный рисунок, испытывая сильное желание порвать его. Присутствие Киры удержало меня от мелодраматичного жеста.

- Сейчас уйду, только спрошу: - Я хоть нравилась тебе, как актриса?

Неожиданный вопрос.

- Можешь не отвечать. Я знаю о чём ты думаешь, о чём думают остальные. Что я блестяще проявила себя в одном фильме. А дальше — бездарность, с одним лицом для всех ролей. Читала отзывы о себе на форуме.

- Отчасти верно, кроме одного — ты не бездарность. Да, не метр и не актриса на века, но в тебе есть актёрский талант. Только ты его неразборчиво тратила на глупые фильмы и сериалы. Я не помню кто сказал: «Актёрская карьера больше зависит от тех ролей, от которых ты отказался, чем от тех, на которые ты согласился».

- Изящно выкрутилась, - одобрила Кира и рассмеялась.

- Для меня моя прежняя работа никогда не являлась делом жизни, а лишь средством для заработка. Я ведь не коренная москвичка, как ты и Аня, а родом из Балашихи. Мой дед не был профессором, как у неё и полковником — начальником военной кафедры, как у тебя. Не было и богатых родителей, чтобы купить, как вам, собственные квартиры. У меня вообще не было отца. Я сама всего добилась. Сейчас, когда заработала себе на кусок хлеба с маслом, то могу позволить заниматься тем к чему душа лежит.

- Мы не виноваты, что нам с Анной повезло с близкими. Да, нам они купили по квартире, но это наши выкупленные доли из родительского жилья.

Ты хороший оператор, судя по отснятому материалу, что я просмотрела. Находишь лучшие ракурсы. Это твоё истинное призвание.

- Верно, камера для души, БДСМ для личного удовлетворения — я упиваюсь властью и разбавляю это своим подчинением. Такой душ Шарко. Но больше всего люблю, когда страсть охватывает меня, заставляет дрожать от нетерпения с головы до кончиков пальцев. Немногим удаётся так меня завести, и ты одна из них. Я хочу тебя.

Признание Киры подействовало, как пресловутый душ Шарко.

Я резко встала со стула. Она тоже.

Отступила к двери, не спуская с Киры глаз. Спасаться бегством не в моих правилах. Пока собиралась что-то придумать, как достойно выйти из положения, Кира прижала меня к стене и поцеловала в уголок рта.

Моему удивлению и даже разочарованию не было границ! После бурного признания, её решительной атаке - столь неуверенный поцелуй вместо африканской страсти, от которой я, как порядочная девушка, должна отбиваться.

Не выдержав, рассмеялась.

Лицо Киры болезненно исказилось. Разочарование, обида и стыд. Она отпустила меня, готовая ретироваться с гордым видом и высоко поднятой головой.

Ну уж нет! Не дам уйти, чтобы где-нибудь в уголке сгорала от стыда, проклиная мою неуступчивость.

И во мне тоже заговорила обида. Когда скучаешь по человеку, возникает импульс - заменить его чем-нибудь другим. Новым любовным романом, или книгами. Прекрасно осознавала при этом, что это на самом деле вовсе не замена, а ничтожный самообман. Но хотела обмануться, чтобы, наконец, перестать думать о ней.

- Глупая! Разве так целуются? - я провела кончиками пальцев вдоль шеи Киры и запустила их в её шелковистые волосы, массируя кожу головы.

Это приятно, я знаю. Напряжение оставило её, она чуть не замурлыкала, как большая кошка. Приручу ли я эту тигрицу? А стоит ли… Ведь в жизни чаще всего: сначала хочешь, затем получаешь, потом думаешь: что с этим делать?

Я подумаю об этом позже. Прочь все мысли, отдадимся греху.

Всегда действую раскованно и свободно, на интуитивном уровне.

Я угадала, что хочет Кира, и это совпало с моим желанием. Наш сокровенный, чувственный поцелуй - лучшее решение, чем напор и страсть. Я попробовала вкус её губ — и он мне понравился. Было приятно с ней целоваться. Сколько длился наш поцелуй — мгновение, или целую вечность, когда его прервал дикий женский крик… Уже отрываясь от губ Киры, я поняла, что это где-то вдалеке кричит моя подруга. Она звала меня на помощь.


Стр 11


Крик повторился. С пугающей ясностью поняла, что это кричит моя подруга.

Оттолкнув Киру, я бросилась в комнату Ани. Как мне хотелось, чтобы она оказалась там. Увы! Комната была пуста.

Чуть ли не бегом спустилась в подвал, откуда неслись крики. Кира следовала за мной, встревоженная не менее, чем я. По дороге к нам присоединились остальные. Хью замыкал шествие, на ходу запахивая халат.

Дверь поддалась нашим общим усилиям.

Ужасающее зрелище предстало перед нами.

Аня без чувств висела на цепях, её спина исполосована кровавыми рубцами, а на плече вырезаны две буквы - N и M.

Арман слизывал кровь языком и при этом бормотал:

- Насцентур моримур.

Это же латынь, которую я знала поверхностно, но фразу сумела перевести — «Рождаясь, умираем».

Он точно псих!

Кира чуть сознание не потеряла при виде крови, но я из-за стресса так сжала её руку, что она пришла в себя:

- Чудовище! Ты получаешь наслаждение от издевательств, которые переходят все границы. Бедную девушку после порки следовало приласкать, обнять и поцеловать, сказать что нуждаешься в ней. Вместо этого ты подверг её пытке.

Слышал ли её Арман? Его светлые, с расширенными зрачками глаза были прикованы к жертве.

Чувствуя, как тёмная пелена овладевает мною, бросилась к нему. Подхватив валяющийся на полу кнут,  стала стегать того, кто посмел обидеть мою подругу. Я и раньше чувствовала, что во мне бурлит какая-то неведомая сила, однако не позволяла ей вырваться наружу. Но не в этот раз. Свой гнев излила на мучителя моей подруги. В тишине  слышны лишь щелчки кнута и вскрикивания Армана. Я действовала с пугающим спокойствием.  Моё лицо превратилось в ледяную маску мести. Смотрела ему прямо в глаза и наносила удары то слева, то справа, заставляя его пятиться. Кнут и я стали словно единым целым. Несмотря на всю ненависть к извергу, я била его расчётливо и хладнокровно. Откуда у меня это умение, ведь кнут я держала всего два раза в жизни...

Вначале он пятился, закрывая лицо и голову руками. Потом бросился на меня, чтобы вырвать орудие экзекуции.

На помощь пришёл Генри, который боковым ударом в челюсть отправил безумца в нокаут. И только после этого моя ярость улеглась и желание мстить пропало.

Аню мы освободили, перенесли к ней в комнату.

Я всю ночь просидела у её постели, всё казалось, что ворвётся Арман, хотя Генри с Фрэйзером заперли его.

- Он курит крэк-кокаин. Видел у него стеклянные трубки и маленькие пластиковые пакетики с жёлтыми кристаллами,- вспомнил Хью.

Дело решили не предавать огласке. Пятно, так или иначе ляжет на всех.

Особенно после скандала в США с сектой «Нексиам». Её лидер Кит Раньер заманивал женщин на свои якобы курсы под предлогом личностного роста и продвижения. Обещал помочь преодолеть эмоциональные и физические барьеры, установить контроль душевного состояния и уверенность в себе. На самом деле он просто хотел подчинить их себе, превратив их в рабынь.

Во время съёмок в США, актриса Кэтрин Оксенбург( по материнской линии она потомок сербской династии Карагеоргиевичей) пригласила к себе на вечеринку.

«Я люблю русских. Моя бабушка была дочерью великой княжны Елены Владимировны из рода Романовых».

Я прохладно отношусь к публичным мероприятия, но профессия актрисы обязывает, да и к сербам отношусь хорошо.

После американских бомбёжек, симпатии к ним ещё больше выросли.

Из звёзд там была Эллисон Мэк — блондинка с улыбчивым лицом и смеющимися глазами. Она и рассказала присутствующим о курсах Раньера, который учит, что женщины должны преодолеть свои слабости — излишнюю эмоциональность, необязательность и привычку прикидываться жертвой. Я ещё тогда подумала, что эти слабости мне точно не свойственны.

Поэтому не очень вслушивалась. Зато Индия — дочь хозяйки дома слушала, затаив дыхание. Её мать и отчим присоединились к ней. В штатах просто повальное увлечение всякими семинарами. Видя их заинтересованность, Мэк предложила познакомить с Лорен Зальцман — дочерью соосновательницы NXIVM.

- Приглашаю вас тоже, - со приторной улыбкой Мэк обратилась ко мне. - Первое ознакомительное занятие бесплатное.

- Юлия, пойдём вместе за компанию, - Индия бросила на меня умоляющий взгляд. Её настойчивость вполне объяснима. Двадцатишестилетней девушке приятнее находится в компании своей сверстницы, чем ходить с родителями.

Я согласилась. Любопытно стало посмотреть на жуликов по выкачиванию денег у доверчивых обывателей.

Когда узнала, что наследница миллиардера Клэр Бронфман тоже посещает занятия, то уверилась, что организаторы — мошенники, которые доят богатых клиентов.

Однако оказалось всё не так просто и очевидно. Во время тренинга много говорили о том, что надо к лучшему изменить мир и прочее бла-бла-бла. Но насторожил тот факт, что ко всем участникам пристальное внимание, ощущение того, что нас изучают.

Поэтому не удивилась, когда нас пригласили принять участие в эксперименте. Узнав его суть, не стала отказываться. Доктор Портер, направив на наши лица видеокамеры, надел на головы приборы, считывающие мозговую активность, и стал показывать нам жуткие видеоролики, где убивали, расчленяли…

Мне несложно было отключить эмоции.

Во-первых, это художественный фильм, где играют артисты, а значит к реальности не имеет никакого отношения.

Во-вторых,  стало скучно и я ушла в собственные мысли. Отрешилась от всех внешних раздражителей.

Нельзя выделяться. Мои результаты заинтересовали членов секты.

Меня стала обрабатывать Зальцман — одна из руководителей NXIVM. Вначале она принялась набиваться в подруги. Я решила посмотреть, что будет дальше. Глупая беспечность с моей стороны. Не стоит  недооценивать потенциального противника. Вскоре поняла, какое это осиное гнездо. Зальцман рассказала о иерархия внутри «тайного общества» NXIVM. Раньер назначал «хозяек», которые подбирали себе шесть рабынь из новоприбывших. Со временем те могли набрать себе собственныхх прислужниц. От рабынь требовалось соблюдение дисциплины: каждый день утром и вечером они должны были посылать своим хозяйкам сообщения с пожеланием доброго утра и доброй ночи. За любую провинность полагалось наказание: штрафы, голодовка, побои  и прочие издевательства.  Вот в эту элитную группу под названием DOS («господство над подчинёнными женщинами») пригласили меня в качестве одной из хозяек.

Рабыням выжигали клеймо с инициалами Раньера с помощью коагулятора.

- Кто придумал клеймение? - спросила я, сохраняя внешнее спокойствие, хотя внутри всё кипело от возмущения.

- Эллисон Мэк. За это Раньер разрешил ей ставить клеймо с её личными инициалами , - с некоторой завистью ответила Зальцман. - Соглашайся быть с нами, и у тебя будет всё: карьера, деньги, власть. Бронфман без ума от Раньера. Покрывает все его издержки от неудачных финансовых вложений. Ради удовлетворения тщеславия Раньера потратила около двух миллионов долларов, чтобы убедить Далай-Ламу встретиться с ним в Олбани. 

Всё продаётся и всё покупается, только у каждого своя цена. 

Ты красивая, как раз во вкусе Раньера. Сейчас Мэк поставляет ему рабынь для его сексуальных утех.  В душе он мечтает о спутнице — красивой, сильной, успешной. Бронфман — тощая кляча и длинноносая Мэк побывали в его постели, но они его как женщины не устраивают, хотя он ценит их деловую хватку. У меня же с ним изначально  деловые отношения. Поэтому ему нужна такая женщина, как ты. Вместе мы отодвинем выскочку Мэк и сможем удержать Раньера от непродуманных вложений. Только на кукурузе он потерял около семидесяти миллионов долларов. Хорошо что Бронфман и её сестричка компенсировали эти потери. А когда он вообразил себя архитектором, то убытки по его проекту составили двадцать шесть миллионов. Опять Бронфман пришлось раскошелиться.

- И много она даёт денег?

- Я держу бухгалтерию под контролем. Наш бухгалтер Кэти Рассел обо всём докладывает лично мне, поэтому могу точно ответить. Почти сто пятьдесят миллионов.

- Ничего себе куш!

- Бронфман лишь один из источников. Есть и другие. Если их спонсорскую помощь правильно вложить, то активы нашей организации взлетят вверх.

Ты подумай над моим предложением. Из нас получится хороший тандем. Иначе…

Она ушла, а я уже твёрдо знала, что пора уезжать из Америки. А насчёт секты… В сумочке лежал билет на самолёт, когда я предупредила Кэтрин о том, что происходит в секте. Сама она, сходив несколько раз туда с мужем, разочаровалась. Зато её дочь Индия, напротив, втянулась, что очень волновало мать. И она помнила, как внезапно умер отец Бронфман, который начал войну против секты, в которую втянули его дочь. Вначале сам их посещал и был очарован. Затем насторожил тот факт, что его дочери одолжили крупную сумму денег организаторам секты. Но опоздал.

Кэтрин поблагодарила меня, и я улетела домой. Не знаю, с её ли подачи,  в Нью Йорк Таймс провели внутреннее расследование и опубликовала статью, где была вскрыта вся подноготная секты. А вскоре, все члены организации оказались привлечены к суду.

Их ждут реальные сроки, и они начнут сдавать друг друга. Там оказалось много грязных делишек: отмывание денег, изнасилование Раньером двух несовершенолетних, фиктивное замужество Мэк с канадской артисткой, ради получения той гражданства США и пр.

Клеймо там, клеймо здесь. Арман не выжигал его, а вырезал на теле жертвы ножом.

Сожалела ли я, что сорвалась, позабыв о сдержанности и приличиях? Нет! Гнев вновь поднимается при мысли, что он сделал с Аней. Жалость к ней и ненависть по отношению к нему, волнами перекатывались во мне. Надеюсь, он усвоит урок. Аню я никому не отдам.

По дамбе на пароме «Очаровательная Бетти» мы покинули остров. Прощай замок навсегда!

Фрэйзер уладил с мучителем Анны дела, удвоив наш гонорар и вытряс из него компенсацию для Анны. Я хотела отказаться от денег, но потом передумала, решив, что мы имеем на них право, а Ане они пригодятся, чтобы забыть этот кошмар.

Уже в самолёте, она призналась:

- Когда ты ушла от меня, я пожалела, что так холодно вела себя.

Пошла к тебе и увидела Киру, обнимающую твои ноги. Что движет той я понимала, ведь когда-то она пыталась соблазнить и меня. После чего я прервала с ней все отношения

- Со мной у неё тоже ничего не вышло.

- Я этого не знала. Зато Арман, когда мы с ним сидели в ресторане, рассказал, что ты участвовала вместе с ней в садо-мазо. А потом я увидела вас. Расстроилась из-за этого тоже. Поэтому и не сопротивлялась, когда Арман заманил в подвал. Он словно загипнотизировал меня. И лишь когда взялся за кнут, пришла в себя.

- Забудь об этом, - попросила я, чувствуя, как под действием жалости во мне поднимается что-то новое, более тёплое и сильное, чем просто привязанность.

Её губы уткнулись в мою ключицу. Попала в эрогенную зону. Еле сдержав стон, чуть отстранилась, чтобы заглянуть в глаза Анны, и утонуть в бездонном омуте, где отражались звёзды. Не те далёкие и безмолвные, а светящиеся надеждой, любовью и верой.

Я гладила Аннушку по голове, испытывая к ней нескончаемую нежность.

Перед глазами внезапно всплыло лицо Киры и её слова, сказанные мне на прощание:

- Я приеду к тебе. Я приду за тобой.