– Ваше Темнейшество? – гнусавый голос придворного колдуна вырвал Эфернию из её сладкого сна, где она предавалась плотским утехам со своими наложниками и наложницами.

– Вы просили разбудить вас, когда прибудет обоз с ингредиентами для вашего нового рецепта, – продолжал терзать её нежный слух Лионсио.

Тёмная Властительница неохотно оторвала голову от подушки, потому что вспомнила, что никакого гарема у неё нет. Теперь нет. Кого-то она отдала сама, кто-то умер от старости. А больше ей никого не дарили. После провала завоевания всего континента, ей пришлось скрываться несколько сотен лет, и о ней многие забыли. В своём замке из чёрного кварца, который был воздвигнут на Крайнем Севере, она восстанавливала свою истраченную магическую силу и лелеяла планы мести. Слугами и стражниками замка были големы из застывшей лавы – тела у них были наподобие человеческих, а головы, которые создала им Эферния – были головами животных. Стражникам были наколдованы головы волков, медведей и песцов; а слугам – головы сов, важенок и оленей.

Из-за поражения Повелительницу Тьмы захлестнула чёрная депрессия. Но её друг и соратник Морион – вожак чёрных драконов – не забыл о ней. Прилетев как-то к ней в гости, он подарил Тёмной Властительнице книгу с кулинарными рецептами. Эферния от скуки испекла несколько пирогов – и ей понравилось это дело. Освоив все рецепты из подаренной книги, она решила, что нашла своё второе призвание в этой жизни. Теперь большую часть того времени, что она бодрствовала, хозяйка замка проводила на кухне, придумывая свои рецепты.

Тёмным лордам, живущим в замке, каждый день приходилось пробовать её новые кулинарные изыски. Они все, как один, нахваливали поварское мастерство своей госпожи.

Эферния, предвкушая новый день на кухне, быстро облачилась в своё любимое чёрное платье с высоким воротом. Взглянула на себя в зеркало – на неё, в отражении, смотрела молодая женщина с невероятными фиолетовыми глазами, аристократически-бледной кожей, и длинными чёрными, как смоль, волосами. Она собрала волосы в хвост и перевязала их чёрной лентой. Ей больше нравилось, когда волосы были свободно распущены, но готовить так было не с руки.

Проходя мимо тронного зала, Эферния остановилась, в груди защемило – кухня подождёт! Тёмная Властительница торжественно и горделиво вошла в пустой зал, сверкающий чёрными, отполированными до блеска стенами и полом. На возвышении стоял в одиночестве её трон из чёрного обсидиана. В противовес всему замку, состоящему сплошь из острых углов, трон был сложен из круглых шаров – спинка, подлокотники и само сидение соединялись друг с другом плавными линиями. Эферния уселась на него, и грозным взором обвела весь зал. И тут ей в голову пришла превосходная идея, отдающая не слабой авантюрой. Кухня и готовка – это несомненно хорошо. Но ей не хватает масштабности действий. Она должна завоевать мировое признание! А значит нужно устроить грандиозный пир, на котором она сможет блеснуть своим мастерством.

Повелительница Тьмы три раза хлопнула в ладоши – в тронном зале материализовались все десять её тёмных лордов. Лионсио она не звала, но старый колдун явился сам. В фиолетовом балахоне и конусообразном колпаке он был больше похож звездочёта, нежели на чёрного мага.

– Я собираюсь устроить грандиозное чаепитие, – объявила всем Эферния. – Начинайте писать пригласительные письма. Первым делом, нужно позвать верховного демона Яглына и командиров высшего звена его армии, вожака огнедышащих драконов – Мориона, и вождя великанов – Рейнарда.

Когда белобородый колдун услыхал про чаепитие, его лицо разочарованно вытянулось, но он не посмел ничего возразить своей повелительнице. Лорды тоже были недовольны, но не чаепитие их расстроило, а количество бумажной работы, свалившейся на них. Нужно было написать не только приглашения, но и заказать множество разнообразных продуктов, после того как Эферния Безжалостная составит меню праздника.

В чёрном замке закипела жизнь: из погребов доставали замороженные ягоды, грибы и мясо; полярные буревестники носились туда-сюда с письмами; товарные обозы, запряжённые оленями или яками, потянулись в сторону людских королевств и обратно.

Подозрительная активность на вражеской территории, не осталась никем не замеченной. Разведчики из царства эльфов быстро донесли своей правительнице, что Тёмная Властительница снова затевает что-то ужасное.

Царица эльфов – Алатиэль – решила не ждать нового вторжения. Она была молода и горяча. И ничем себя не прославила. Поэтому, решив, что лучшая защита – это нападение, начала собирать войско эльфов в поход на тёмные территории.

А в чёрном замке на Крайнем Севере, ничего не подозревающая и счастливая Повелительница Тьмы готовилась к своему дебюту в качестве шеф-повара: из империи великанов ей отправили стадо бизонов; из трёх людских королевств, признающих её власть, она получила в качестве подарка – стадо коров, несколько тонн разных фруктов и овощей; и сто бочек эля.

И вот настал тот день и час! Гости стали съезжаться и слетаться в замок Эфернии Безжалостной. Первым прибыл вождь великанов Рейнард. Его сопровождали всего два великана, так как большее количество сопровождающих сократило бы пиршество до нескольких часов. В тронный зал Рейнард вошёл один, предварительно, уменьшившись до роста среднего человека. Его свита расположилась снаружи. Погода на Крайнем Севере была прескверная: была минусовая температура и мела метель. Пришлось колдуну разложить вокруг замка несколько мощных артефактов и наколдовать весну, чтобы гости могли устроиться с большим комфортом. Великаны расстелили скатерть прямо на земле, повязали на шею салфетки и стали ждать угощения. Вторым – прибыл Морион. Его сопровождали два дракона. Так как драконы ели не меньше великанов, их количество тоже было минимальным. Вожак драконов, из уважения к хозяйке замка, обернулся человеком. В этом обличье он выглядел как смуглый мужчина среднего возраста, с мощным торсом, чёрными короткими волосами и огненно-красными глазами. Его сопровождающие, расположились за одной скатертью с великанами. Видоизменять своё тело, как Морион они не умели. Чёрный дракон, в подарок, преподнёс хозяйке замка несколько мощных амулетов и одного наложника – симпатичного блондина с голубыми глазами.

Потом земля в некотором отдалении от замка расступилась, запахло серой и оттуда появился верховный демон, а за ним полчища разных демонов рангом по младше – с рогами, хвостами и крыльями. У кого-то всё это было вместе, а кто-то мог похвастаться только рогами или хвостом.

Следом за гостями из Ада явились наёмники из гильдии «Мёртвая голова». Всего два десятка отчаянных головорезов: люди и гномы, оборотни и вампиры – кого только не принимала в свои ряды эта гильдия. Её наёмники всегда поддерживали Повелительницу Тьмы, поэтому они и были удостоены чести – принять участие в чаепитии в чёрном замке.

Последними прибыли, в составе одной делегации, три короля из человеческих королевств – Тории, Циркона и Тенерина – с внушительной свитой из слуг и рыцарей. Они тоже привезли пополнение для гарема Эфернии Безжалостной.

Наконец, все гости расселились за столами, которые выглядели как длинные серые тучи, а Тёмная Властительница заняла своё место на обсидиановом троне. Под потолочным сводом засверкали молнии, отражаясь в зеркальных чёрных стенах, пару раз проворчал гром. По залу полетели кубки и бочки с ягодным чаем, приготовленным из морошки, брусники и облепихи. Слуги-големы расставляли на столах подносы с тёмным печеньем, имеющим строго ромбовидную форму и форму в виде креста. Людям предлагали печенье, в составе которого были какао и кофе, а демонам предлагали печенье, в которое была добавлена высушенная кровь. Колдун Лионсио бегал от стола к столу и скромно предлагал гостям попробовать не только чай, но и его отвар из ягеля, который он приготовил, собственноручно, и по своему рецепту.

Воспоминания о былых битвах и непристойные анекдоты полились рекой.

Драконам и великанам за стенами замка вынесли подносы с огромными кусками жаренного мяса и тушёных овощей. Туша бизона, для них, перед прожаркой была разрублена всего на четыре части. Также им поставили бочку грибного чая.

Когда первая партия тёмного печенья закончилась, гостям подали жаркое из морских котиков и различные соусы для этого мяса, приготовленные из фруктов или овощей с добавлением молока или различных сортов вин.

В бочках закончился ягодный чай, а колдун властительницы тьмы продолжал ходить от стола к столу и подливать гостям ягельный отвар из своей старенькой фляжки.

Великаны и драконы очень быстро расправились со своим угощением. Вторая партия мяса была только на стадии готовки. А когда это мясо дожарится никто из слуг не знал, так как готовить его должен был Лионсио, но белобородый колдун безответственно покинул свой пост.

Отведав волшебного отвара из ягеля, великаны сами зарезали и освежевали двух бизонов. Насадив тушу одного из них на импровизированный вертел, драконы – своим пламенем – старались прожарить её сразу с двух сторон одновременно.

Эферния, оторвавшись от политического спора с Морионом и верховным демоном Яглыном, заметила, что её гости сильно захмелели после ягодного чая. Заподозрив неладное, она призвала к себе Лионсио. Силой отобрав у него флягу, Тёмная Властительница сама попробовала её содержимое – отвар колдуна на самом деле оказался самогонкой, настоянной на ягеле. Когда Морион и Яглын, попробовав напиток Лионсио, стали нахваливать его восторженнее, чем ягодный чай, повелительница Тьмы обиделась на них. Оставив гостей, она перенеслась в свой гарем, решив поближе рассмотреть свои новые игрушки. Их было семеро – четыре мужчины и три женщины. Выглядели они молодо и привлекательно, но их возраст определить было нельзя даже примерно, так как не все они оказалась людьми. Эферния точно видела, что одна из девушек была демоницей, а один из наложников – вампиром. Они приветливо улыбались своей госпоже, видимо своей участью они были довольны. Но внимание Тёмной Властительницы привлекла девушка лет двадцати, на вид, с русыми волосами до пояса. На шее у неё был магический ошейник, а взгляд излучал высокую концентрацию ненависти и презрения. Она приблизилась к этой наложнице, собираясь расспросить об ошейнике, но девушка, отступив подальше, дерзко бросила ей:

– Ты не в моём вкусе! Я не стану спать с тобой! Лучше выполнять какую-нибудь грязную работу!

Эферния несколько мгновений ошеломлённо смотрела в её наглые янтарные глаза.

– Хорошо, ты будешь посудомойкой, – холодно объявила ей свою волю хозяйка замка.

Позвав двух стражников с головами песцов, она приказала им отвести строптивицу на кухню, где её ждала огромная гора грязной посуды.

Блондин, подаренный Морионом, призывно улыбался Эфернии, как и демоница. Однако, настроение Повелительницы Тьмы было безнадёжно испорчено. Сейчас, она желала сорвать на ком-нибудь свой гнев. Обитатели гарема в расчёт не шли. Они были просто игрушками, неодушевлёнными вещами. Портить свои подарки в первый же день брюнетка не хотела. Она вернулась в тронный зал, чтобы разыскать короля Тории. Ведь, именно, он подарил ей эту грубиянку!

Человеческий король в ужасе упал на колени перед Тёмной Властительницей.

– Не губите, повелительница! Я отдал за неё полкоролевства, но не смог справиться с ней. Она чуть было не лишила меня мужского достоинства. Просто убить девчонку вышло бы слишком дорого. Но, как подарок, она подходит идеально. К тому же риск для Вас минимален.

– Я прощаю тебя, – великодушно молвила Эферния Безжалостная. – Твой подарок хорош. Однако, в следующий раз, предупреждай, когда будешь дарить что-то с изюминкой.

После этого, Тёмная Властительница в самом лучшем расположении духа отправилась на кухню, чтобы испечь ещё партию тёмного печенья для людей. Увидев там русоволосую нахалку, которая с понурым видом отмывала в огромном чане жирную посуду, Эферния возликовала ещё больше. Грязные тарелки и подносы всё прибывали и прибывали – мучениям девушки не было конца.

– Ты отлично справляешься! – похвалила её брюнетка, не скрывая злорадной усмешки.

Затем она велела стражникам отвести посудомойщицу в отдельную комнату, где она будет спать. А на следующий день привести её опять на кухню.

Пир продолжался, несмотря на то, что наступила ночь.

Повелительница Тьмы поднялась в свои покои, чтобы сменить наряд. Как и демоны, она могла не спать несколько суток подряд. Неожиданно, для неё, в дверь тихо постучали. Условным стуком. Пульс Эфернии участился. Она кинулась к двери и впустила в свою комнату вожака драконов. Иногда, они проводили ночи вместе.

– Так мой подарок понравился тебе? – сжав женщину в своих горячих драконовских объятиях, спросил нетрезвый брюнет.

– Да, блондинчик очень сладкий, – расслабленно промурчала своему любовнику Эферния.

– Тогда почему я не вижу его в твоей постели? – подхватив тёмную властительницу на руки, пошутил Морион.

Но прежде, чем она успела ответить, мужчина вовлёк её в страстный поцелуй.

– Король Тории подарил мне девчонку. На ней ошейник с твоей магической печатью. Ты её знаешь? Кто она? – вдруг вспомнила брюнетка.

– Лерта понравилась тебе? – иронично усмехнулся дракон, сверкнув красными глазами. – Будь осторожней с ней – она очень своенравна. К тому же оборотень. Поэтому на ней ошейник, чтобы не могла перекинуться. Иначе, после неё, слишком много трупов останется. Что-то она в своём племени такое учудила, что соплеменники сами отказались от неё, и привели ко мне.

– А в кого она обращается? – не унималась Тёмная Властительница, даже оказавшись, лежащей на постели, под драконом.

– В росомаху!

***

Когда печенье для демонов закончилось, Эферния спустилась на кухню, чтобы начать готовить следующую партию. Девушка-оборотень, к её радости, была там. Тёмная Повелительница украдкой наблюдала за ней. Вчера Лерта была в платье, но скорее всего её вынудили его надеть, почему-то решила брюнетка. Сегодня, когда девушка оказалась предоставлена самой себе, на ней были чёрные брюки и серая рубашка навыпуск. Чёрные узкие брюки очень выгодно подчёркивали плавные изгибы её бёдер.

Через несколько часов Эферния доставала из печи уже готовое печенье. Стол окружили големы-важенки, раскладывая угощения на подносы. Воспользовавшись суматохой, Лерта пробралась к столу и стянула с него горсть печенек. Властительница подошла к ней, когда та дожёвывала последнюю.

– Вкусно? – заинтересованно спросила она у воришки.

– Сносно, – ничуть не смутившись, ответила ей обладательница дерзких янтарных глаз. – С куриными косточками было бы лучше. Они так весело хрустят на зубах.

Эферния Безжалостная едва не задохнулась от злости.

– Здесь нет кур! – вспылила она, задетая за живое.

– Кур нет. Только лемминги, – бесстрастно подтвердила слова госпожи старшая по кухне – голем с головой совы.

Тёмная Властительница мрачно посмотрела в глаза девушки-оборотня и приказала:

– Несите леммингов из кладовой!

Снова вернувшись в тронный зал, она обнаружила, что её гости опять пьяны. Сегодня им подавали чай из шиповника, бузины и смородины. Флягу у Лионсио она вчера изъяла.

«Да, вот же он! Опять бегает от стола к столу – и в руках у него другая фляжка!»

– Чем потчует вас мой безумный колдун? – спросила она у Яглына, подсев за его стол.

– Самогонкой из волчьих ягод, – заплетающимся языком ответил ей верховный главнокомандующий. – Лионсио – знатный умелец. Стоит только чуть-чуть переборщить с ягодой, как получится обыкновенная отрава.

– Понятно, – раздосадовано хмыкнула Эферния.

– А где Рейнард и Морион? – спохватилась хозяйка замка, не обнаружив своих почётных гостей в зале.

– Готовят шашлыки на природе. По новому рецепту! – криво усмехнулся Яглын. – Великаны насаживают на колья туши оленей целиком – штук по пять – а драконы дышат на них огнём, предварительно хлебнув самогонки. Потом сжирают всё вместе костями, рогами и копытами. Говорят, очень вкусно.

Ещё немного посидев, брюнетка вдруг ощутила острое желание увидеть свою непокорную наложницу. По времени, та должна была находиться у себя. Однако, чтобы навестить Лерту, хозяйке замка понадобился правдоподобный предлог. Прихватив по дороге из аптечной лаборатории целебную мазь с очень высокой степенью регенерации, она бесшумно вошла в комнату девушки. Замки на дверях были магические. Повелительница Тьмы могла беспрепятственно войти в любое помещение своего замка.

Лерта лежала в постели на животе, полностью обнажённая, и, по-кошачьи, пыталась лизать свои покрасневшие руки.

Эферния замерла в восхищении – ладная фигурка девушки вызывала у неё сладкие спазмы внизу живота.

– Я принесла мазь для рук, – едва удерживая строгость в голосе, произнесла брюнетка.

Лерта медленно поднялась, встав на колени на кровати.

– Я согласна провести с тобой ночь, – тихим и смиренным голосом сказала она, стыдливо опустив глаза.

С этого ракурса девушка выглядела ещё более восхитительно. Она, несомненно, знала об этом, и пыталась таким образом манипулировать своей госпожой. Тёмная Властительница, мысленно, захлёбывалась слюной. Однако, ни один мускул не дрогнул на её лице.

«Нет! Не на ту напала!» Всё же её мстительность и злобность намного превосходили её похоть.

– В общем-то, ты тоже не в моём вкусе, – ледяным голосом сообщила Лерте брюнетка, тогда, как внутри, она вся полыхала от желания. – Так что, продолжай мыть посуду.

С чувством глубокого удовлетворения своего уязвлённого самолюбия Эферния наблюдала, как шокировано округлились янтарные глаза её неудачливой наложницы. Поставив мазь на столик, безжалостная Тёмная Властительница, не спеша, покинула комнату.

В коридоре, зарычав от бушующего в её крови пламени, она переместилась в свой гарем. Кажется, ей понадобится не один наложник, чтобы удовлетворить тот сексуальный голод, который в ней разбудила эта стервозная девчонка.

Вдоволь наигравшись в постели с голубоглазым блондином и зеленоглазым оборотнем, Эферния переместилась в тронный зал. Там её встретил дружный хруст. Как оказалось, армии демонов пришлось по вкусу печенье с новым ингредиентом. Яглын даже попросил Тёмную Властительницу записать ему этот рецепт, чем несказанно обрадовал её.

Затем Эферния поспешила на кухню – нужно было испечь печенье для людей.

Лерта с унылым видом тёрла поднос в каком трансовом состоянии. Брюнетка не смогла вынести этой душераздирающей картины.

– Малыш, ты молодец! – тепло сказала она, и ласково потрепала девушку по голове.

Лерта выронила поднос и как-то слишком испуганно воззрилась на Эфернию.

«Неужели, до неё уже дошли слухи о том, что я довела до полуобморочного состояния сначала блондина, а затем и оборотня, который является потомственным верфольфом, да и ещё и в самом расцвете сил?!»

– Всё! Больше не трогаю! – поспешила успокоить её Тёмная Властительница, отступив на шаг. – Хотела только поделиться радостью. Печенье с косточками леммингов безумно понравилось гостям из ада. Это и твоя заслуга.

Тихо напевая какую-то песенку про любовь и счастье, Эферния занялась готовкой печенья, всё больше поглядывая на то, как гибко и грациозно движется её наложница от стола с грязной посудой к чану и от чана к столу с чистой посудой.

– Ваше Темнейшество! Что это такое?! – вдруг раздался у неё над ухом скрипучий голос колдуна.

Повелительница Тьмы опустила взгляд на стол… и, к своему ужасу, обнаружила, что она наштамповала целую гору кофейного печенья в виде сердечек! Вокруг стола собрались все кухонные големы, но придумать, как исправить ситуацию, они не могли. Эфернии почему было жалко уничтожать свою работу. Она спрятала это печенье в магический мешочек – размером не больше кошелька – он мог вместить в себя очень много.

– Ваше Темнейшество! Беда! – к ней бесшумно проскользнул вожак волчьей стаи, которая вела наблюдение за западной границей её территорий. – На подходе армия эльфов! Они появились очень неожиданно, скорее всего, они переместились с помощью магов или артефактов.

– Этого только не хватало! – растерянно пробормотала Эферния Безжалостная.

И кинулась подымать на бой армию демонов, но это оказалось невыполнимым делом. Как выяснилось, Лионсио угостил их очередным шедевром самогоноварения. Этот рецепт содержал в своём составе килограмм бледных поганок и один мухомор. И великаны, и драконы также пали жертвой бездумной алкогольной дегустации – драконы не могли взлететь, а великаны могли передвигаться только на четвереньках.

Эфернии ничего не оставалось, как выступить из замка с рыцарями из человеческих королевств. На ногах были лишь те из них, которым не довелось попробовать самогонки Лионсио. Но они щедро залили свою невезучесть элем. Повелительница Тьмы решила потянуть время, завязав переговоры с царицей эльфов. А там кто-нибудь, да проспится!

На всякий случай она прихватила с собой стражников-големов с головами белых медведей. Ну и конечно же колдуна, чтобы он больше никого не спаивал в замке.

Во вражеский стан был отправлен соболь с письмом. Повелительница Тьмы в грубой форме грозила царице эльфов самыми страшными проклятиями, но закончила письмо предложением обсудить взаимные претензии.

Алатиэль, рассчитывающая на внезапность, была обескуражена, тем, что её так быстро раскрыли, поэтому она согласилась встретиться с Тёмной Властительницей в заранее оговорённом месте.

Эферния первой прибыла на место встречи и установила свой шатёр. В ожидании царицы светлых эльфов, она зажевала пару кофейных сердечек и запила чаем из фляжки. Мир неожиданно заиграл яркими красками.

Увидев, как губы его госпожи расплылись в блаженной улыбке, Лионсио остолбенел.

– Отдайте эту гадость! – прошипел он, и вырвал из её рук мешочек с печеньем.

Едва Алатиэль вошла в шатёр, как колдун сразу сбежал.

Гордая и высокомерная эльфийка сухо предложила тёмной властительнице сдаться. Эфернии отчего-то было трудно сосредоточиться на её словах. В мыслях она сравнивала цвет волос царицы со спелой пшеницей, цвет глаз – с сочной зелёной листвой, а губы – с кораллами и рубинами.

– Может попьем чаю… с лепестками жасмина… – приветливо улыбаясь, предложила Повелительница Тьмы.

Эльфийка достала свой зачарованный кубок, который менял свой цвет, если в него наливали яд. В полном молчании, не отводя друг от друга взглядов, противницы долго пили чай. С губ Эфернии не сходила мечтательная улыбка. Мысль о том, чтобы сдаться в плен этой чертовски красивой женщине – в сверкающих доспехах, пригнанных точно по её фигуре – начала казаться ей привлекательной.

Алатиэль улыбку противницы сочла странной и занервничала. Резко встав, она подошла очень близко к тёмной властительнице.

– Что ты задумала? – с апломбом опытного дознавателя полюбопытствовала эльфийка. – Зачем призвала армию демонов? Тебе мало твоих земель – хочешь завоевать новые?

– Я… я научилась готовить… – цветочный аромат блондинки вызвал приступ головокружения у Эфернии, а мысли – сначала разбежались в разные стороны, затем дружно собрались, но уже не в голове, а на несколько этажей ниже. – Печенье… очень вкусное… специальный рецепт… для демонов…

– Смотри мне в глаза! – властно приказала Алатиэль, заметив, что Повелительница Тьмы ведёт себя робко и неуверенно с ней.

– Мне захотелось похвастаться этим. Мы собрались не на войну, а на чаепитие, – зачем-то начала оправдываться брюнетка. Её голос предательски задрожал.

Царице эльфов хватило одного взгляда, чтобы понять в чём дело, и почувствовать себя хозяйкой положения.

– Ты всегда была тщеславна, – холодно усмехнулась Алатиэль. – Но я тебе не верю. Встань!

Эферния послушно поднялась со стула. В следующее мгновение эльфийка, задрав подол её платья до пояса, посадила её на стол. Встала перед ней так, чтобы та не смогла свести ноги. Брюнетка испуганно вцепилась ей в плечи, ведь нижнего белья на ней не было!

– Теперь я спрошу снова. Что ты задумала? – предвкушающе улыбнулась царица, и нежно провела рукой между ног Эфернии.

– Я говорю правду, – жалобно простонала тёмная властительница, почувствовав, что пропала окончательно. – Печенье… чаепитие…

Говорить более связанно она уже не могла – Алатиэль продолжала ласкать её внизу.

– А драконы тоже ради печенья прилетели? – строго спросила она, убрав руку.

– Морион – мой друг. Он прилетел меня поддержать, – ещё более душераздирающе простонала Эферния, она не хотела, чтобы эльфийка останавливалась.

– Я не верю тебе, – отчеканила Алатиэль, и одним движением разорвала пополам платье Повелительницы Тьмы, оставив её полностью обнажённой.

Затем она нежно стала покусывать сосок на груди Эфернии, вторую грудь она властно сжимала рукой. Брюнетка начала всхлипывать – между ног ощущалось адское пламя, но эльфийка не торопилась его погасить.

– А великаны? Они тоже любители печенья? – продолжила она свой допрос с пристрастием. – Ты собираешься заключить с ними союз. Они лучше всех владеют магией перемещения крупных предметов на дальние расстояния. Признайся, ты снова собираешься завоевать континент!

– Нет! Я хочу завоевать ПРИЗНАНИЕ всего континента! Как лучший КУЛИНАР! – в отчаянии вскричала Эферния, готовая признаться уже в чём угодно, лишь бы Алатиэль вошла в неё, и закончила эту пытку.

– Встань! – снова приказала ей царица.

Брюнетка подчинилась, хотя ноги её едва слушались. Эльфийка развернула её лицом к столу и заставила лечь на него грудью.

– Я не верю тебе! – холодно повторила она, и ладонью ударила Эфернию по обнажённым ягодицам. Затем ещё и ещё.

«Какое унижение!» – думала Тёмная Властительница, чувственно вздрагивая от каждого звонкого шлепка. И покорно ожидая следующего удара: «Какая сладкая пытка!» Вслух она только стонала.

– Умоляю сжалься! – не выдержала, после десятого удара брюнетка.

Алатиэль, как будто только этого и ждала, послушалась сразу. Эферния вновь ощутила нежные прикосновения эльфийских пальчиков у себя между ног и огненный шквал оргазма накрыл её.

Вернувшись в этот бренный мир, Тёмная Властительница обнаружила себя сидящей на коленях у царицы, которая тоже сидела, но в отличии от неё – на стуле.

– Так ты мне скажешь, наконец, что ты задумала? – бережно обнимая брюнетку, спросила эльфийка, без прежнего азарта.

– Я всё сказала! – гордо отрезала Повелительница Тьмы.

– Я заберу тебя в свой гарем, – подумала вслух Алатиэль.

– У эльфов нет гаремов! – запаниковала Эферния, и попыталась вырваться из её рук, но у неё ничего не вышло. Не то чтобы она была против снова оказаться во власти суровой блондинки, но это определённо нанесло бы существенный вред её репутации. Так изредка встречаться было бы сладко, но – стать её наложницей… Нет! Никогда!

– У меня будет, – решила царица. – Чтобы лично присматривать за тобой. Врагов нужно держать очень близко к себе.

Алатиэль встала, усадив брюнетку на своё место. Прошептав что-то на эльфийском, она прикоснулась к её плечу – на тёмной властительнице появилось новое платье белого цвета.

– В следующий раз я накажу тебя намного строже, – пообещала ей блондинка на прощание.

Однако, уйти никак не могла – Эферния смотрела на неё взглядом собаки, которую бросает хозяин – а она была не настолько жестокой.

Снаружи стали раздаваться какие-то подозрительные возгласы. Посчитав это благовидным предлогом, эльфийка выскользнула из шатра. Не желая терять свою богиню из вида, Эферния последовала за ней.

Как оказалось, колдун не терял времени даром. Он и среди эльфов отыскал ценителей редких рецептов. И пока лидеры были заняты чаепитием, началась спонтанная дегустация настойки на лепестках лотоса, которая в крепости ничем не уступала самогонке на ядовитых грибах. В качестве закуски Лионсио предлагал эльфам печенье.

Прямо на глазах у своей царицы, суровые воины-эльфы начали брататься с рыцарями Тьмы и клясться в вечной дружбе и любви. Пьяные рыцари тёмной повелительницы в полной мере разделяли их восторг. Големы эмоций не испытывали, но к дружеским объятиям относились лояльно.

– Какое сказочное свинство! – воскликнула шокированная Алатиэль, увидев какое действие на её воинов произвело кофейное печенье в форме сердечек. Она решила, что это какое-то новое проклятие массового поражения, к которому её волшебникам придётся создавать противоядие. Срочно пришлось менять свои планы. С трудом заставив своё войско повиноваться, царица была вынуждена отступить. Многие эльфы плакали из-за того, что им приходится расставаться со своими новыми друзьями.

Эферния Безжалостная тоже не хотела расставаться с прекрасной эльфийской девой. Лионсио пришлось применить к своей повелительнице магическую силу, и перенестись с ней в аптечную лабораторию замка. Чтобы нейтрализовать любовную магию, он заставил её выпить эликсир, изготовленный из осколков разбитых сердец.

Придя в себя, Тёмная Властительница объявила гостям о завершении пира. Человеческих королей, их челядь, рыцарей и наёмников из гильдии погрузили в крытые обозы. Драконы, подхватив обозы как корзины, за несколько лёток, вернули всех домой. Следом, верховный демон построил свои адские полки, и они парадным строем вернулись под землю.

– Эх, как душевно посидели! – смахнул скупую демонскую слезу Яглын, прощаясь с Повелительницей Тьмы.

– Нужно почаще так собираться, – пробасил великан Рейнард, и вместе со своими спутниками телепортировался в свою империю.

Колдун собрал погодные артефакты, и снова чёрный замок окутали холод и снежная мгла.

Попрощавшись с Морионом, Эферния спустилась на кухню. Девушка-оборотень мужественно продолжала бороться с грязной посудой. Тёмная Властительница по привычке, сев за стол, стала наблюдать за ней. Зависла. В этот бренный мир её вернула старшая по кухне, спросив у госпожи, куда убирать чистую посуду. Тогда брюнетка сделала несколько пассов руками. Лерта ошалело уставилась по сторонам – и грязная, и чистая посуда – всё исчезло, как будто ничего и не было. Эферния с усмешкой наблюдала за ничего не понимающей девушкой.

– Ты же сама просила какую-нибудь грязную работу! – в открытую стала насмехаться над ней Повелительница Тьмы.

– Ты - исчадие ада! – бросила ей наложница, и из глаз её побежали горькие слёзы.

Эферния Безжалостная ощутила острые муки совести. Хоть она этого и не планировала, но получилось, что поступила она слишком жестоко. Ей нужно было сначала отправить Лерту восвояси, а потом магичить с посудой. Нужно было как-то исправлять ситуацию.

– Ну, не расстраивайся так сильно, малыш, – брюнетка не выдержала и заключила в объятия рыдающую девушку. – Будем считать, что ты отработала себе свободу.

Тёмная Властительница, прикоснувшись к её ошейнику, пробормотала заклинание, затем легко сняла его.

– Можешь идти куда захочешь, – с сожалением в голосе сообщила Эферния.

– Ты прогоняешь меня?! – Лерта потрясённо уставилась на брюнетку.

Получив утвердительный кивок, девушка лихорадочно заметалась по кухне. Эферния вспомнила, о чём ей говорил дракон, и решилась на очередное коварство.

– Если тебе некуда идти, можешь остаться. Но с условием – ты будешь каждый день делить со мной ложе, – едва ли не облизываясь, предложила ей Повелительница Тьмы.

Но Лерта тут же, сверкнув своими янтарными глазами, обратилась в росомаху. Взмахнув своим пушистым хвостом, она со всех лап бросилась прочь из замка. Эферния едва удержалась, чтобы не приказать тёмным лордам схватить девчонку. Она – Тёмная Властительница! Она не должна страдать – страдать и мучиться должны другие. В груди защемило – и женщина прижала руки груди.

– Ваше Темнейшество, у вас нет сердца, – противным голосом напомнил брюнетке колдун, обозначив своё присутствие рядом.

– Иди ты… в лабораторию! – прошипела ему Эферния.

Лионсио мгновенно испарился, дабы не попасть под раздачу. Его госпожа вышла из кухни в коридор, но след пушистого зверя давно простыл.

«Не больно-то и хотелось!» – мысленно фыркнула она, и переместилась в гарем. За несколько часов Повелительница Тьмы извела всех своих наложников и наложниц словесными придирками и издёвками. Довела до слёз даже демоницу, но удовлетворения так и не получила. Все они были лишь для услады тела. Ту, которая могла стать усладой для её тёмной души, она отпустила сама.

Хозяйка замка ушла в свои покои. Долго ворочалась в чёрной холодной постели. Уснуть не смогла. Переместилась на кухню. Не смогла ничего приготовить – путала ингредиенты и последовательность действий. Сожгла даже яичницу. Поднялась на смотровую площадку Центральной башни. Там долго вглядывалась в чёрное небо, усеянное яркими звёздами, пытаясь увидеть падающую звезду, чтобы загадать желание. Звезды, как назло не падали. Зато в небе заполыхало северное сияние. Появился колдун. С фляжкой. Предложил попробовать самогонки из конопли. Эферния пару раз приложилась к фляжке. Не полегчало. Переместилась в комнату девушки-оборотня. Отрубилась на её кровати.

Проснулась Повелительница Тьмы оттого, что ей стало невыносимо жарко. С удивлением обнаружила, что она в кровати не одна – у неё под боком спало наглое создание в виде росомахи.

– Малыш, ты вернулась! – брюнетка обрадованно запустила руки в мягкий подшёрсток хищницы.

Оборотень, лизнув пару раз Эфернию в щёку, довольно заурчала. Тут только до Тёмной Властительницы дошло, что в её коварном плане оказался один существенный изъян – девушка могла спать с ней просто, как домашняя питомица. А ей-то хотелось любовницу!

– Лерта, пожалуйста, перекинься, – гладя росомаху по спине, умоляюще прошептала брюнетка.

Оборотень урчать перестала, закрыла глаза и притворилась крепко спящей. Тогда Эферния потрепала её по голове и ласково позвала:

– Малыш!

Росомаха вздрогнула. Через мгновение рядом с Тёмной Властительницей лежала уже девушка.

– Это какая-то магия? – испуганно спросила она. – Почему я теряю волю, когда ты меня так называешь?

– Это магия соблазнения, – улыбнулась Эферния, и её руки осторожно сомкнулись на талии у Лерты. – Тебе очень подходит. Возможно, я подобрала пароль к твоему сердцу. Кстати, почему Морион от тебя избавился?

– Его жена сказала, что от меня пахнет псиной. И не разрешила оставить себе, – уткнувшись ей в плечо, пожаловалась девушка.

– А ты, наверное, перед этим разбила её любимую вазу? – озвучила наиболее вероятную предисторию происшедшего Повелительница Тьмы, млея от близкого контакта с ней.

– И не только вазу, – смущённо призналась Лерта.

– Я хочу тебя! – против воли вырвалось у брюнетки, которая сгорала от невыносимого желания раздеть девушку. – Мне можно?

– Почему ты спрашиваешь? – удивилась оборотень, считавшая, что своим возвращением она полностью отдала себя во власть Эфернии, и та больше не будет с ней церемониться.

– Потому что боюсь, – ухмыльнулась Тёмная Властительница. – Ты без ошейника. Можешь запросто своей мохнатой лапкой, с выпущенными когтями, погладить по лицу – на меня потом ни один демон без слёз не взглянет.

– Им совсем не зачем смотреть на то, что принадлежит мне, – тихо пробормотала юная нахалка, уверенная в своей неотразимости.

– Так это я принадлежу тебе? – опешила Эферния от слов дерзкой девчонки, которая по всей видимости страдала манией величия. – Ты сначала сделай меня своей, а потом – права качай.

– Мне можно?! – радостно взвизгнула Лерта.

В следующее мгновение она уже сидела на бёдрах лежащей брюнетки, и с вожделением поглядывала на её грудь. Когда их взгляды встретились, фиолетовые глаза Тёмной Властительницы стали чёрными из-за поднявшейся в них тьмы. В янтарных глазах оборотня наоборот вспыхнуло оранжевое пламя.

– Малыш, по-моему, кто-то из твоих родителей был адской гончей, – зачарованно пробормотала Эферния. – Но уступи ведущую роль всё-таки мне, – мягко попросила она, почувствовав, что девушка начала задирать подол её платья.

– Вот так всегда! – расстроилась Лерта, обиженно надув губки.

Повелительница Тьмы коварно воспользовалась этим обстоятельством – притянув девушку к себе – она жадно прильнула к ним. Когда поцелуй закончился, оборотень лежала уже на спине, а Эферния, нависнув над ней, стягивала с неё рубашку. Затем она жадно прильнула губами к её ключицам. Руки в это время властно сомкнулись на упругих ягодицах.

– Сними их! Сними! – умоляюще заскулила Лерта, желая почувствовать её руки на обнажённых бёдрах, а не через брюки.

Брюнетка немедленно выполнила её просьбу, сняв с неё сначала мягкие сапожки, а затем и брюки. Нижнего белья у оборотня не было. Рыча от наслаждения, тёмная властительница вновь принялась ласкать ягодицы девушки. А затем принялась изучать губами и руками – её грудь. Лерта, как кошка выгибалась в ответ на поглаживания, чувственно постанывая.

Решив, что время пришло, Эферния провела дорожку из поцелуев от груди к центру плотского наслаждения девушки. Слегка разведя ноги её, она ворвалась в её разгорячённое лоно языком, заставив ту, пережить настоящий чувственный взрыв. Громко застонав, притихшая Лерта, расслабленно уткнулась ей носом в шею.

Мгновения незаметно превращались в секунды, секунды перетекали в минуты, но они не замечали течения времени.

Почувствовав, что Лерта ожила после эйфории, Властительница Тьмы подарила ей несколько нежных поцелуев, и коварно предложила:

– Ещё? – в глазах её снова разлилась Тьма.

– Да! – улыбнулась девушка, и оранжевое пламя вновь вспыхнуло у неё в глазах, отвечая на призыв из бездны.

После третьего возвращения из нирваны, Лерта начала канючить:

– Ну, когда же моя очередь?

Эферния, не выдержав её умоляюще-умилительного взгляда, тяжело вздохнула и доверчиво отдалась в цепкие ручки своей своенравной наложницы.