LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
любовь, затылки и щенки
http://lesboss.ru/articles/952/1/epaiau-caoueee-e-uaiee/Nodaieoa1.html
марта я.
Поисковик говорит что слово "нежность" на одной моей странице встречается 49 раз. А еще я люблю начинать тексты со слов "у меня внутри" и слова "ты".  
От марта я.
Опубликовано в 21/05/2009
 
я говорила ей, что если она изобретет лекарство, которое выжигает все возможные чувства на 3 метра вокруг, она обязательно получит нобелевскую премию. я обещала, что к 30 непременно стану циничной и самодостаточной одинокой стервой. я плакала и целовала ей руки, потому что это не кончалось и ничего не кончалось, и ничего никуда не девалось. нет.

***
я только все время шептала - господи, это ведь скоро кончится правда? правда, господи, ведь это скоро кончится?
я говорила ей, что если она изобретет лекарство, которое выжигает все возможные чувства на 3 метра вокруг, она обязательно получит нобелевскую премию.
я обещала, что к 30 непременно стану циничной и самодостаточной одинокой стервой.
я плакала и целовала ей руки, потому что это не кончалось и ничего не кончалось, и ничего никуда не девалось. нет.
сначала я ходила по улицам и гладила потерявшихся щенков по затылкам. знаете таких смешных желтых вислоухих колобков с загнутыми хвостами? они, мне кажется, в любом городе непременно есть. они подъедают остатки нашей фаст-пищи около ларьков, они отираются у кафе и спят на теплом и грязном полу вокзалов. они смотрят на вас такими совсем человеческими глазами, и, кажется вот-вот заговорят. так вот в ту весну я повсюду натыкалась на этих щенков, садилась рядом и долго задумчиво гладила каждого по затылку. я уходила от них только когда чувствовала, что слезы уже заливаются мне за воротник, а недоуменные взгляды прохожих грозят перейти в открытое натспуление вроде того, что "девушка, у вас что-нибудь случилось?" или того хуже "женщина, да вы не плачьте, все будет хорошо"

когда взглядов стало слишком много, я перестала гулять по городу. все мои прогулки свелись к тупому дефиле от одного конца малой бронной до другого. непременно мимо дорогих салонов и магазинов. может быть даже с ритуальным заходом в один из них. продавцы не подозревали ничего такого и порой даже подмигивали мне как-нибудь игриво.
а я ходила по этой улице с фотоаппаратом, как какая-нибудь сублимирущая дура. я ходила по этой улице в грязных джинсах, как какая-нибудь бездомная хиппи. я ходила по этой улице с заплаканным до розовых щек лицом и опухшими веками, как какая-нибудь клуша. я ходила и ходила по этой улице. собственно я и была этой самой дурой и клушей. и мне было больше некуда идти.
поэтому я ходила по улице, а если мимо шел какой-нибудь мальчик или девочка с мамой, то я оборачивалась и долго-долго смотрела им вслед. и шептала: господи, это ведь кончится, правда, господи? ну скажи мне, господи, милый мой, хороший, скажи мне скорее, что любая боль конечна.
но господи молчал. видно был занят чем-то. и я все ходила по этой самой малой бронной и разглядывала чужие затылки. они были не те.
снег стаял. хотя вроде все уже окончательно смирились с зимой, внезапно потеплело и даже бездомность стала чем-то менее опредленным и гнетущим. магазины вымыли витрины и сменили коллекцию на весналетодветыщисколько-то. осенние плащи и резиновые сапоги продавались по дешевке. я садилась на лавочку где-нибудь на партираших прудах и подолгу смотрела детей, которые гуляли на площадке. оттуда доносился веселый смех, порой плач, какой-то щебет, выкрики играющих в салки подростков... я думала, что это дети нового тысячелетия играют в мои старые игры. я думала, что мне мала уже в плечах детская ракета. я понимала, что пора избавляться от своих страхов и взрослеть. но именно тогда, когад я собиралась наконец повзрослеть к моей руке прижимался како-нибудь вислоухий щенок и я гладила его по затылку и шептала снова и снова: господи, когда нибудь ведь кончится эта боль? и ниего никуда не девалось. нет.